– Итак, – улыбнулся известный (и весьма дорогостоящий) психоаналитик, откинувшись в своём кресле, – налицо интересный и, я бы сказал, весьма специфический случай, – он взглянул на пациента, – но давайте ещё раз разберем всё, так сказать, детально, не оставив без внимания ни одной даже, на первый взгляд, самой незначительной мелочи – вы утверждаете, что на протяжении довольно-таки продолжительного времени наблюдаете один и тот же сон, в котором перед вами предстает здание или, если быть точным, образ здания, который пытается склонить вас к совершению определённых действий, я правильно понял?

Пациент – тридцатилетний-уже-лысеющий-преданный-своей-работе-менеджер беспокойно заёрзал на стуле, потом утвердительно кивнул:

  – Всё верно.

  – И вы утверждаете, что это здание – бизнес-центр, который недавно возвели прямо напротив окон вашего офиса?

Пациент снова кивнул.

  – Да, этот бизнес-центр… его построили три месяца назад…

  – Что ж… – доктор забарабанил пальцами по крышке стола, – позвольте тогда спросить, сколько времени вы в среднем проводите на работе?

  – Вообще-то у нас стандартный восьмичасовой рабочий день, в этом плане мы не отличаемся от других фирм, но в последнее время я задерживаюсь чуть дольше обычного… понимаете, звонки от потенциальных клиентов поступают даже вечером, а, согласно нашей корпоративной практики, каждый звонок – это уже половина сделки…

  – На сколько вы задерживаетесь?

  – Часа на два… на три… я считаю, пока молод, нужно работать, чтобы обеспечить достойную обеспеченную старость…

  – То есть в среднем вы проводите на работе десять-одиннадцать часов?

  – Ну, не обязательно… – протянул менеджер.

  – И всё же?

  – Да, что-то около того.

  – Понятно, – выдохнул доктор, словно только что раскрыл тайну, достойную пера великих мастеров детектива.

  – Скажите, а вам нравится ваша работа? – доктор взял со стола ручку и, повертев в руках, направил её в сторону пациента словно дуло снайперской винтовки.

  Менеджер нервно затеребил пуговицу на левой манжете своей рубашки.

  – Разве это имеет отношение к моей эээ… проблеме?

Доктор положил ручку на стол. Снайперская винтовка пока не понадобится, достаточно подпустить добычу поближе – и тогда можно будет использовать оружие более мелкого калибра.

  – Расслабьтесь. Мы просто беседуем. Я задаю вопросы, а вы на них отвечаете. Поймите, психоаналитика такая штука… в общем, важны любые детали, подчас такие мелочи, которые, возможно, даже покажутся вам совершенно несущественными. Яйца без курицы не бывает и дыма без огня тоже, вот о курице мы сейчас и говорим… Так нравится или нет?

  – Курица… Яйцо… – менеджер озадаченно почесал затылок, – Странно… Вообще-то я полностью удовлетворён своей работой, в плане достатка и социального статуса, который она мне даёт. Это хорошая перспектива. Я имею в виду дальнейший рост, если вы понимаете, о чём я. Мне предлагают должность главы департамента продаж, понимаете, целого департамента! – он подчеркнул последнее слово, словно в нём, как в скорлупе морской раковины, было сокрыто ядро из чистого жемчуга. – А это уже совсем другой уровень… совершенно! Так что нравится ли мне моя работа?.. Безусловно!.. это деньги… возможности… реальная перспектива… плюс оплачиваемая медицинская страховка, абонемент в одном из лучших фитнес-клубов города – да о такой работе можно только мечтать! (эти менеджеры по продажам даже беседу с психоаналитиком превращают в рекламную акцию, – подумал про себя доктор).

  – Хорошо, – психоаналитик снова взял со стола ручку, но тут же положил её на место. Нет, снайперская винтовка здесь определённо не нужна. Подойдёт и обычный кухонный нож.

  – Насколько долго вас преследует это ваше сновидение? – внезапно переменил он тему.

  – Уже три месяца. То есть с того самого момента, как этот бизнес-центр построили, – менеджер снова затеребил пуговицу, – но последний месяц оно является мне постоянно… каждую ночь в смысле.

  – Интересно… вы говорили, оно пытается передать вам какую-то информацию… заставить вас что-то сделать… что именно?

  – Вот этого я не помню. Точнее помню, но как только просыпаюсь – сразу забываю. Словно это знание находится в некой комнате… знаете, в такой комнате, в которую я могу попасть во сне, но которая наглухо заперта для меня, когда я бодрствую…

  – Интересное сравнение… скажите, а что оно напоминает, это здание? Я имею в виду во сне: оно такое же, как в реальности, или, может, больше или, наоборот, меньше?

  – Больше, – менеджер ответил без раздумий, – значительно больше… я бы сказал: оно огромное…

  – Огромное… – доктор задумался, как будто прикидывая в уме размеры здания, преследовавшего его пациента, – скажите, а оно напоминает вам башню или, может, шпиль? Что-нибудь в этом роде?

  – Башню или шпиль?.. Да, напоминает… Очень высокую башню… это почти наверняка.

  – Ага, – тихо сказал доктор, словно впервые за всё время разговора услышал нужные ему слова, – вот это уже действительно интересно… – он придвинулся к столу и взглянул в глаза пациенту. – Скажите, а как у вас обстоят дела в интимной сфере?

  – В смысле… – казалось, пациент поперхнулся струёй вдыхаемого им воздуха, и теперь она застряла в горле, затрудняя дыхание: его лицо побагровело, на нём отразилась гримаса праведного гнева, – Доктор, какое это имеет отношение к делу? Мне рекомендовали вас, как хорошего специалиста… лучшего в городе… наша фирма сотрудничает с вами уже много лет… зачем все эти ваши вопросы?..

Менеджер сверлил психоаналитика глазами. Впервые за всё время беседы он скинул с себя облик апатичного робота и проявил активность. Излишнюю активность, – отметил доктор.

  – Успокойтесь, – психоаналитик смотрел пациенту прямо в глаза, – вы пришли ко мне с проблемой, которую не в состоянии решить самостоятельно. Моя задача – помочь вам. Для этого мне нужно больше информации… самой разнообразной… даже, на первый взгляд, не имеющий отношения к делу… поймите, я могу помочь вам только тогда, когда вы будете предельно откровенны со мной… в противном случае я плохой помощник для вас… обратитесь к другому специалисту…

Менеджер внезапно обмяк и вновь стал апатичным. Ненадолго его хватило, – подумал врач.

  – Извините, доктор… я немного погорячился… вас интересует моя половая жизнь?

Психоаналитик утвердительно кивнул.

  – Вы всё правильно поняли. Говорите со мной откровенно… как с другом, скажем… вы должны мне доверять, иначе у нас ничего не выйдет.

  – Хорошо, доктор, я понял… вас интересует моя половая жизнь? – снова спросил пациент.

  – Я уже сказал. Давайте без обиняков.

  – Ну, у меня есть жена… мы женаты уже два года… детей, правда, пока нет… но ведь нужно сначала устроиться в жизни, твёрдо встать на ноги, так сказать, а потом уже заводить детей, вы ж понимаете…

  – Я имел в виду не это, – перебил его психоаналитик, – меня интересует, как часто вы занимаетесь сексом: раз в неделю, два раза в неделю, каждый день…

  – Ну…

  – Давайте без всяких “ну”. Как часто? – психоаналитик резко навалился на стол и оказался лицом к лицу с пациентом. Штурмбаннфюрер СС на допросе: Смотреть прямо перед собой! Взгляд не отводить! Меня интересуют явки, пароли и вся эта ваша подпольная хрень. Грёбаное подполье! Такие, как ты, мешают Третьему Рейху, портят кровь арийской расы. Давай, выкладывай всё как на духу. И не хитри мне! Я тебя собакам скормлю, коммунистический ублюдок…

Менеджер сник и обмяк. Да уж, тут и кухонного ножа будет многовато. Мелкая добыча, – самодовольно отметил психоаналитик.

  – Если честно, за последние два месяца ни разу.

  – Ни разу? – психоаналитик удивленно вздёрнул брови.

  – Понимаете, доктор, у меня работа… карьерный рост… всё-таки на кону должность главы департамента – многие жизни тратят, чтобы добиться таких высот… я очень устаю… прихожу с работы домой совершенно измотанный… жена, конечно, пытается быть ласковой, возбудить меня… но я… я такой усталый, что уж и не хочу ничего… а месяца два назад понял, что… что уже и не могу…

Он еле выдавил из себя последние слова. Казалось, он сейчас заплачет.

Добыча подстрелена, теперь её можно освежевать и приготовить. Любое блюдо по вашему вкусу. Психоаналитик посмотрел менеджеру в глаза. Глаза робота, – отметил он. Ладно, пора сжалиться над ним, иначе ничего не выйдет.

  – Ну что вы… – ободряюще сказал психоаналитик, – не переживайте, такое часто случается в наше время. Бешеный темп жизни, вечный стресс, чудовищные нагрузки, которым мы подвергаем свой организм, – всё это приводит к его истощению – и в известном плане тоже – но вместе с тем медицина не стоит на месте, сейчас есть целая куча различных препаратов, причём совершенно безопасных, которые очень быстро восстанавливают нарушенную функцию. Так что ваш случай – не самый тяжелый.

  Он не сводил глаз с пациента. Тот безучастно смотрел перед собой. Что ж логично – он свою часть их общей работы выполнил, теперь дело было за ним, за доктором.

  – Вместе с тем нельзя относиться к этой проблеме легкомысленно, – продолжил психоаналитик, – необходимо начать устранять её без промедления, но прежде всего вникнуть в её суть, найти первопричину. Так вот…

Внезапно психоаналитик встал из-за своего стола и подошёл к окну, которое находилось как раз за его спиной. Сквозь пластинки жалюзи сочились белые полосы солнечного света. Он приподнял несколько нижних пластинок и посмотрел в образовавшийся зазор. Потом обернулся к пациенту:

  – Ваш случай, безусловно, интересный, но, я бы сказал, типичный. Налицо не сильный, но сформировавшийся психоз. Я условно называю их постиндустриальными – так как характерны они исключительно для жителей крупных городов, занятых в сфере офисной работы. Его основное воплощение – это ваш неизменный сон. С этим зданием. Ваше наваждение, я бы сказал. Вместе с тем, перед нами ни что иное, как естественная реакция вашей психики на половое расстройство. Это здание…

  – То есть вы хотите сказать, – перебил его менеджер, – всё это из-за того, что у меня эээ… проблемы с эрекцией?

  – Пожалуйста, не перебивайте. Хотя в определённом смысле вы правы. Вообще башни и шпили в психоаналитике принято рассматривать как фаллические символы, что же касается снов с ними… конечно, такие образы более характерны для женских сновидений, но, думаю, в вашем случае символика сновидения просто инвертируется, дабы подчеркнуть значимость именно вашего мужского начала… вашей природной потребности в сексе, которую вы по чисто физиологическим причинам не в состоянии удовлетворить… Вы говорили, это здание каждую ночь заставляет вас что-то сделать, так вот…

  – Вы хотите сказать, оно пытается склонить меня к тому, чтобы я занялся сексом с женой? – снова перебил пациент.

  – Совершенно верно. Вы весьма проницательны. В общем, то, что скрыто на глубине, нередко само собой всплывает на поверхность. А в случае снов – почти всегда. Ваше бессознательное переживание по поводу утраты своей мужественности – или, если хотите, эрекции как её основополагающего признака – находит своё отражение в вашем наваждении, назовём это так. Что же касается того, что вы видите строго определённое здание, более того, знакомое вам, – тут вообще всё очевидно: как мы выяснили, вы лицезрите его почти одиннадцать часов в день, то есть большую часть того времени, что бодрствуете, неудивительно, что именно оно каждую ночь является вам…

  – То есть всё так просто? – удивлённо произнес пациент.

  – Ну, я бы не сказал, что совсем просто, однако ничего сложного тут действительно нет. Конечно, символика достаточно запутанная, но, когда речь заходит о сновидениях, мы вообще никогда не столкнёмся с простым и легко читаемым способом подачи информации – это отмечал ещё отец психоанализа Фрейд – однако, как видите, все выводы всегда лежат на поверхности.

Психоаналитик вернулся на своё место и снова откинулся в кресле.

  – Ваше расстройство, как физиологическое, так и психологическое, связано с переутомлением. Ваш организм просто не выдерживает ложащейся на него нагрузки. Я бы настоятельно рекомендовал вам отдых. Покой. – Он взял со стола ручку, но на этот раз не для того, чтобы использовать её в качестве оружия. – Вот, я выпишу вам рецепт… эти лекарства… они восстановят нарушенную физиологическую функцию… можете употреблять смело, они совершенно безвредны… что же касается вашего сновидения или, с вашего позволения, преследующего вас наваждения… тут в качестве лечения я бы рекомендовал вам один только отдых… возьмите отпуск, съездите куда-нибудь с женой, желательно подальше от этого города и, увидите, – всё пройдет само собой…

  – Но, доктор, у меня работа!..

  – Что вы, никакой работы! Я запрещаю вам как врач…

  – Поймите, я не могу всё бросить сейчас… я должен работать… пока молод, нужно работать…

  – Чтобы обеспечить достойную старость, – закончил за него психоаналитик, – всё это я уже сегодня слышал. Однако, позвольте заметить, никакая достойная старость не стоит того, чтобы так гробить молодость. У вас налицо психическое расстройство, вызванное переутомлением. Лечением в данном случае может быть только отдых… и не спорьте… уезжайте куда-нибудь из города – чем дальше, тем лучше… а недельки через три снова жду вас на приём…

  – Хорошо, я подумаю…

  – Нечего тут думать, – психоаналитик снова выставил перед собой ручку (посмотрим, как ты заговоришь, будучи в прицеле плазменного ружья – совершеннейшего оружия будущего), – вот… я выпишу вам ещё успокоительное… в общем, берите отпуск… отдыхайте… и жду вас на приём ровно через три недели, договорились?

На сей раз менеджер промолчал, нехотя кивнул, потом протянул руку за листком с рецептом.

  – Я могу идти?

  – Идите. И помните: никакой работы! НИКАКОЙ!

  – Спасибо вам, доктор… за всё…

Менеджер встал, обменялся с доктором рукопожатиями и направился к выходу из его кабинета, на ходу сворачивая листок с рецептом пополам. Психоаналитик смотрел ему вслед, барабаня пальцами по крышке стола. Эти роботы вечно сами создают себе кучу проблем, – думал он.

Внезапно у самой двери менеджер остановился и встал как вкопанный. Секунды две он не двигался вообще, а потом принялся лихорадочно шарить по карманам, словно что-то в них искал.

  – Вы что-то забыли? – спросил психоаналитик.

Менеджер повернулся. Его лицо напоминало гипсовую маску, по поверхности которой изредка проходили дрожащие нервные волны. Перемена была настолько разительной, что психоаналитик невольно вздрогнул – это был совершенно другой человек, по крайней мере, точно не тот, что сидел напротив него последние полтора часа и рассказывал о своём психическом расстройстве.

Внезапно губы менеджера искривила усмешка.

  – Нет, доктор… Наоборот… вспомнил!..

  – Что вспомнили? – психоаналитик осторожно встал из-за стола.

  – Вспомнил… что оно мне приказало сделать… это здание…

Он сунул руку в карман, потом резко выдернул её из него. В руке недобро блеснуло лезвие хирургического скальпеля. Психоаналитик попятился к окну, но бежать было некуда.

Из здания бизнес-центра, где среди прочего располагалась консультация известного в городе (и весьма дорогостоящего) психоаналитика, вышел молодой человек, на вид тридцатилетний-уже-лысеющий-преданный-своей-работе-менеджер. Быстрым шагом он направился прочь. На лице его застыло напряжённое выражение.

Он вышел на проспект и, продираясь в толпе, словно в зарослях диких джунглей, прошёл два квартала. Всё это время он шёл, глядя прямо перед собой и не обращая внимания на проходящих мимо людей и проносящийся транспорт. Казалось, он был поглощён какой-то мыслью, которая подобно зубной боли не давала ему покоя.

Пройдя пару кварталов, он спустился в подземный переход, в котором располагался вход на одну из станций подземки. У входа в метрополитен он купил в киоске посвящённую темам бизнеса газету – из тех, в которых печатают аналитические статьи, а также курсы валют и котировки акций.

Пройдя через турникеты, он очутился на платформе и направился в её дальний угол – туда, где было меньше людей.

Громыхая словно безумный индустриальный оркестр и разрывая полумрак станции циклопическим фонарем, из тоннеля выполз поезд. Он медленно остановился, двери открылись. Молодой человек вошёл в вагон.

В вагоне он сел на место в углу и углубился в чтение газеты. Когда он перелистывал страницы, было видно, что у него слегка трясутся руки.

Он проехал ровно пять остановок и вышел из вагона на станции, располагавшейся под деловым центром города.

У выхода из метро он скомкал газету и бросил её в урну. Взгляд его был по-прежнему сосредоточен, зрачки не отражали окружающую реальность, а поглощали её целиком – словно всасывали. Очутившись на улице, он, как и в прошлый раз, не стал пользоваться общественным транспортом, предпочтя ему пешую прогулку.

На сей раз он шёл дольше – за время пути он миновал пять кварталов и, свернув на боковую улочку, вскоре оказался на небольшой площади, со всех сторон окружённой высокими зданиями, в которых располагались офисы коммерческих фирм. Одно из них сильно отличалось от остальных: оно было значительно выше и новее на вид. Это было здание бизнес-центра, построенного три месяца тому назад. Молодой человек остановился на тротуаре напротив него. Вокруг было пустынно – в этот час большинство обитателей этих зданий находились внутри на своих рабочих местах.

  – Я выполнил то, что ты мне велело, – сказал он, пристально глядя на здание, – какие будут дальнейшие указания?

Казалось, воздух застыл. В зрачках человека отражалась громадина бизнес-центра, в оконных стёклах которого плыли рыхлые облака. Ветер гнал по площади опавшие листья.

Внезапно словно незримый импульс разрезал пространство, разделявшее молодого человека и здание, – молодой человек дёрнулся, как-то странно скривил рот, а потом вдруг сорвался с места и быстрым шагом пошёл прочь.

На ходу он достал из кармана смартфон одной из последних моделей, резкими движениями пальцев снял блокировку и открыл интернет-браузер. Слегка трясущимися руками быстро вбил поисковый запрос. Там значилось: “психология психиатрия помощь психоаналитика в центре». Ниже столбиком шли ссылки на сайты с адресами и контактными телефонами. Молодой человек пробежал по ним глазами, затем довольно усмехнулся и тыкнул наугад в одну из ссылок.

На открывшейся странице сайта значилось название психологической консультации, часы работы и адрес с номером телефона. Он тут же набрал номер и договорился о встрече с доктором через час. Сбросив вызов, молодой человек удовлетворенно убрал смартфон назад в карман.   – Постиндустриальный психоз, говорите? – пробормотал он себе под нос. – А мне нравится… Красивое словосочетание!

Алексей Ручий

Recent Posts

5 правил эффективного бега

Крепкая форма, отличное настроение и хорошая выносливость — такие бонусы дает занятие бегом. Но для…

12 часов ago

Ошибки в подборе футбольной экипировки

Для того, чтобы добиться от тренировок максимума, важно не просто наработать технику и усердно трудиться.…

12 часов ago

Jeep Willys: история четырехколесной легенды

«Виллис» стал знаковым автомобилем для всей промышленности. Его появление ознаменовало новую эру, эру, в которой…

13 часов ago

Polar Bears International: организация по сохранению белых медведей

Заботиться о планете и ее обитателях, наших меньших братьях, становится с каждым годом все труднее.…

14 часов ago

“Круто сваренное” кино. Гонконгский боевик Джона Ву

Подумать только, когда-то Гонконг был третьим в мире поставщиком кинопродукции после США и Индии. Режиссеры…

15 часов ago

Карлос Мойя: первый испанский теннисист со званием лучшего в мире

Бывшая первая ракетка мира, теннисист Карлос Мойя выиграл более 500 матчей ATP. Отличившись в конце…

16 часов ago

This website uses cookies.