Истории о том, как актеры худеют, толстеют или набирают мышечную массу ради вхождения в образ, всегда вызывают интерес. Один из наиболее ярких примеров здесь – Кристиан Бэйл. Ради роли не спящего целый год Тревора Резника в фильме «Машинист» (2004) он похудел до 55 кг. Для этого ему потребовалось сбросить 30 кг. Сразу после Резника Бэйлу нужно было играть Бэтмена в фильме «Бэтмен: Начало» (2005), для чего пришлось в ускоренном темпе набирать 45 кг.

Однако далеко не все актеры готовы на такие опасные эксперименты со своим телом. Они требуют не только особых усилий в части диеты и физических нагрузок, но и зачастую влекут негативные последствия для здоровья. А иногда и просто не представляется возможным вдвое увеличить массу тела из-за срочности съемок или участия сразу в нескольких проектах, требующих от актера сохранять определенную форму. В таких случаях на помощь всегда приходили гримеры, умеющие не только делать актера молодым, старым или неузнаваемым, но и имитировать полное тело.

Вата, поролон и воздушные шары

Задачи имитации полноты вставали перед актерами еще до появления кинематографа. На театральной сцене для этого традиционно используются специальные костюмы из простеганной ткани, внутренние слои которой заполняются ватой, волосом или поролоном. Эти «утолщающие» материалы укладываются многочисленными тонкими слоями и подтягиваются эластичной одеждой. Когда актер двигается, элементы костюма изгибаются вместе с его телом. Из-за точного повторения движений располневший за счет такого сложного наряда актер выглядит значительно естественнее, чем при использовании более простого в изготовлении и дешевого реквизита.

В фильме «Печать зла» (1958) Орсон Уэллс был не только режиссером, но исполнителем роли капитана полиции. Для этого ему сделали костюм весом 27 кг. Позже Уэллс рассказал о том, что чувствовал в таком наряде «невероятный груз старости, свалившийся на плечи».

В комедии «Смысл жизни по Монти Пайтону» (1983) при изготовлении костюма мистера Креозота не ставилась задача достоверности полноты. В этой абсурдно-сюрреалистической картине герою-толстяку нужен был безразмерный живот, который по мере необходимости менял свои габариты. Для этой цели прекрасно подошел большой шар, наполненный гелием.

Резина и силикон

С развитием технологий кинопроизводства потребовались материалы, которые выглядят более реалистично. Для этого начали использовать вспененную резину, из которой делались специальные накладки на тело. Работа по изготовлению такого грима оказалась сродни творчеству скульпторов. С помощью слепков делается точно повторяющий тело актера манекен, который и используется для моделирования нужных форм.

Именно так из Робина Уильямса делали миссис Даутфайр в одноименном фильме 1993 года. Подготовка к выходу на съемочную площадку занимала у актера по 4,5 часа каждый день. Однако это того стоило. Уильямс, которому на момент выхода фильма было 42 года, отлично изобразил пожилую домработницу.

Появление силикона, из которого можно сделать эластичный почти неотличимый от тканей человеческого тела мешок любого размера и формы, произвело фурор не только в индустрии красоты. За новый материал сразу же ухватились и гримеры, не прекращающие борьбу за создание все более натуральных и реалистичных костюмов. Это особенно важно в случаях, когда в кадре нужно крупным планом показать актера без одежды.

Новую планку качества в имитации полноты на экране задал фильм «Чокнутый профессор» (1996), получивший «Оскара» за лучший грим. Костюм профессора Клампа для этой картины сделали с использованием силикона и вспененного латекса. Чтобы округлости героя Эдди Мерфи достоверно колыхались при движении, в силиконовые формы наливалась вода.

Силикон вошел в постоянный арсенал гримеров, но не заменил всех остальных инструментов. В зависимости от требований к костюму, особенностей съемки и пожеланий актера может использоваться вспененный латекс, желатин и иные эластичные материалы.

Один из впечатляющих толстяков из фантастических фильмов – барон Владимир Харконнен. Для исполнения его роли в фильме «Дюна» (1984) на Кеннета МакМиллана надевали костюм с системой охлаждения, которую создали на основе разработок NASA.

Компьютерная графика

Хай-тек в имитацию экранной полноты проникает не только из разрабатывающей скафандры космической отрасли. Значительная его часть приходится на компьютерные технологии. Например, именно так в фильме «Полтора шпиона» (2016) делали Толстого Робби, танец которого в раздевалке для мальчиков в сети давно растащили на мемы. На самом деле в этом персонаже совместили сразу два человека – на тело популярного американского вайнера Сиона Келепи наложили лицо Дуэйна Джонсона. Естественно, сделано это было на высочайшем голливудском уровне – со сканированием лиц актеров в высоком разрешении, захватом движения и финишной обработкой с использованием компьютерной графики.

Грим – это незаменимый, но не единственный важный инструмент в перевоплощении актера в человека из другой весовой категории. Здесь важен и реквизит, и декорации, но самое главное – актерская игра. Умение наблюдать за людьми и повторять их движения, мимику и артикуляцию – огромный дар, отличающий настоящего артиста. Ведь при перевоплощении зрелого мужчины в пожилую женщину может получиться и «Бабушка легкого поведения» в исполнении Александра Реввы, которая больше похожа на преступление против человечества. А может выйти и та самая «Миссис Даутфайр», которая спустя 25 лет с момента премьеры остается в сотне наиболее кассовых американских фильмов.