Спустя все Новогодние праздники, Рождество, Хануку и прочее, Stone Forest продолжает своё знакомство с нашими соотечественниками, создающими свой комикс и сколачивающими своим творчеством и своей инициативой российское комикс комьюнити (Интервью с Александром Ереминым). Сегодня за столом допроса находится Богдан Куликовских – автор таких замечательных работ как «Ника», серии стрипов «Ты и я», соавтор студенческих баек – «4пары», боевика про космических пиратов «Скунс и оцелот», «Якутия». Интересный человек с уникальным творческим опытом. Приступим к допросу.

Интервью с Богданом Куликовских - Stone Forest

Расскажи о себе, как и когда пришел к созданию комиксов?

К комиксам пришел внезапно и долго не знал, что это чем-то отличается от обычного рисования.

Учился я на программиста, а если еще точнее, то на инженера-системотехника 1998-2003. Образование вообще не художественное, хотя в ВУЗе и был факультет дизайна, достаточно сильный, насколько я знаю. Никогда туда не тянуло. После ВУЗа работал практически по специальности: в НИИ автоматической аппаратуры до 2009. Параллельно рисовал иллюстрации и комиксы на заказ. Потом уже решил не разделять свои умения и пошел работать иллюстратором в рекламное агентство, где работаю по сей день. Рисование и комиксы развивались совершенно параллельно. Рисовать-то я начал с очень ранних пор, а вот комиксы появились в школе, когда увлекающиеся друзья с упоением рисовали в тетрадках. Друзья заразительно рисовали персонажей из мультфильмов, которые крутили тогда по ТВ или из видеоигр. И иногда рисовали про них всякие СВОИ истории. Меня это тоже увлекло и, в общем, «связался с плохой компанией и начал играть в орлянку» (цитата из м/ф «Остров сокровищ»).

Что конкретно повлияло на решение делать комикс?

Решения-то не было. Хотелось рисовать комикс — рисовал, не хотелось — не рисовал. В детстве все быстро: нарисовал, показал, получил «о как круто!» от одноклассников — счастлив. Сначала, когда я про комиксы в принципе не знал, знал только, что можно рисовать истории из картинок, в которых что-то происходит. Даже когда я видел комиксы где-то, я их не идентифицировал как комиксы, для меня это были еще одни картинки, но с буквами. Помню журнал «веселые картинки», и там как-то все немножко комикс. Мне просто нравилось рисовать, причем не только, чтобы показать другим. Вот что однозначно впечатлило меня сразу и навсегда, так это манга «Battle angel Alita», при этом увидел я ее в далеком 199х году из рук знакомого. Манга эта была не только не на русском, но и не на английском и даже не на японском. Издание было на французском и называлось «Gunnm». Совершенно заоблачная по качеству графика по тем временам, а ничто не могло подкупить меня больше, чем обильная штриховка. Йокито Кисиро (Yokito Kishiro) в то время многим задал новую планку качества манги. И если раньше манга меня не очень интересовала, мне хватало безграничной любви к «Сейлор мун» по телеканалу «2х2», то после этих томиков я однозначно потерял покой и очень захотел достать туда же и так же. Под большим влиянием Gunnm, я нарисовал «Стальные облака», небольшое начало большого комикса (тм).

«Небольшое начало большого комикса». Интересное противопоставление. Почти как «маленький шаг для человека — огромный для человечества». Расскажи, как это устроено?

Про «модно начинать эпические романы»: это давно замеченная особенность среди тех, кто начинает рисовать комиксы. Очень хочется всё и сразу, сразу хочется нарисовать свою собственную «нетленку» и не размениваться на проходные произведения, черновики, пробы пера и обкатку мастерства. И конечно же, хочется так же, как у кумиров. Если это манга, то объём произведения исчисляется томами (книжки по 200-300 страниц), томов 10 или 100. Поэтому, когда не было опыта рисования больших комиксов, то кажется, что все просто: сидишь, рисуешь и тома вылетают, как пирожки. Никакого расчета трудозатрат проекта, упаси боже! чтобы не сбивать вдохновения, тут быть не может. У меня тоже так было. Если уж начинал комикс, то не 10-20 страничный, а такой, «хотя бы» томов на пять! Иначе, это вообще «несерьезно». Реальность накатывается, когда ты начинаешь рисовать комикс, и спустя несколько месяцев обнаруживаешь, что времени-то вроде как прошло куча, и ты подустал от проекта, а в нем «всего» каких-то страниц 40 и за это время в комиксе еще ничего не успело серьезного случиться. И те, кому показываешь эти страницы, спрашивают, ну и что дальше? А ты такой: «Все, я усталь».

«Стальные облака» рисовал как в последний раз, ведь была еще задана очень высокая планка. Когда я примерно написал сценарий на несколько сцен и понял, что нарисовал где-то 2% из написанного начала — тут-то я и понял, что размах не по плечу вышел.

Это сейчас я понимаю, что 200-400 страниц можно (!) нарисовать за год постоянной гонки и после этого захочется отдохнуть еще годик. Так была нарисована «Якутия», в качестве эксперимента и желания сделать историю раньше, чем состарятся читатели. Надо понимать, что это все сильно влияло на качество рисования. И скорости рисования и то, что мы работали над ней только по выходным. И замахиваться на историю на несколько книг сейчас совершенно не хочется. Для этого нужна уверенность, что параллельно с рисованием есть работа, на зарплату с которой можно жить все это время. Ну и, конечно, что у серии достаточно читателей, чтобы издательство могло издать тираж.

Зато, сейчас могу с уверенностью сказать, что нарисовали мангу за год, и что она вышла очень захватывающей, большой и интересной. А ее «легкость» рисунка позволяет легче вовлечься читателю и следить за взрывным развитием сюжета.

Примечание: Якутия – манга в соавторстве с Евгением Федотовым.

Евгений Федотов и Богдан Куликовских за работой - Stone Forest
Евгений Федотов и Богдан Куликовских за работой

«Классный журнал». Расскажи про специфику работы и творчества в амплуа комиксиста в начале нулевых. Как начать? Как найти где издаться?

Вопросов «как начать» и «где издаться» тогда не было. Первое, что надо было — это сделать, ну или, если начать с конца, то поехать жить в Японию. Тут либо одно, либо другое, третьего быть не могло. Максимализм был максималистский. В то время все начинали. Не в смысле начинали рисовать комиксы в принципе, а постоянно начинали новые проекты и забрасывали их. Было неперебиваемое ощущение, что комиксы должны делаться легко и беззаботно. Японцы же шпарят по 20-40 страниц в неделю, ну, значит, и мы можем хотя бы 10 страниц в неделю делать, так? Многие убедились на собственном опыте, что «не так». Очень быстро начинающий автор уставал от этой рутины: рисовать полосу за полосой. Терял вдохновение, цель, желание и время. Ах да! Мы тогда не знали ничего про профессиональность и считали, что комикс должен постоянно рисоваться под неиссякаемым вдохновением. Это такая мифология, как в любви, если комикс истинный и действительно крутой, он будет вдохновлять и дарить силы на каждой странице в течение всего процесса. Чистой воды иллюзия. От этой иллюзии хорошо избавляют только сроки сдачи материала.

«Классный журнал» (да и любой другой журнал публиковавший комиксы) — это лучшая школа, которую мог тогда пройти комиксист. Мне невероятно повезло там оказаться при помощи мегачеловека и агента Славы Макарова (он писал сценарии к первой главе «Ники» в «Классном журнале»). В «Классном журнале» было все, чтобы новый комиксист окреп и вырос: полный carte blanche от редакции, гонорары за страницы и еженедельные сроки сдачи материала. Сроки сдачи означали, что нужно лечь костьми, продать почку дьяволу, достать луну с неба и запульнуть ее обратно, но сдать материал в печать. Очень организовывало и помогло мне потом в профессии хорошо держать сроки и понимать их важность и рассчитывать собственные силы. Дружественный настрой редакции отложил момент критики и правок в творческом процессе, ну а гонорары… Да я семью кормил на эти гонорары. И за обучение ими платил. В общем, мало кому так крупно везло. Да еще тиражи у «Классного журнала» по тем временам были уже нереальные. У какого журнала был тираж больше ста тысяч? В то время еще в подобных периодических журналах удалось поработать Алексею Межевичу с «Дарой», Саше Еремину и Даниилу Кузьмичеву. Про всех не знаю, наверняка были еще какие-то примеры.

Когда журналы кончились, тогда и правда появились вопросы, а где ж отлить в твердой обложке свои творения? Издатели иногда проявляли интерес и создавали свои собственные проекты, к которым привлекали художников. Самый яркий представитель тогда была Российская комиксная корпорация (РКК), под ее эгидой собралось много авторов, и они издали прилично серий, прежде чем деньги кончились. Тут я хотел бы что-то еще сказать, но забыл.

Классный журнал - Stone Forest

Классный журнал - Stone Forest
Классный журнал

«Кончились журналы»? Что имеется в виду? Почему?

Я ушел из «Классного журнала», журналы стали закрывать свои комикс-рубрики, где можно было регулярно издаваться авторам. Комиксы в журнале нравились не всем читателям, редакции принимали решение закрывать рубрики. Не везде, но общая мода на комикс в качестве части журнала — прошла.

В каком формате издалась «Ника»? Каким тиражом и с какой стоимостью экземпляра? Где можно приобрести?

«Ника» издавалась сначала в журнале «Классный журнал», тиражи у него были от 20 000 экз. до 120 000 экз. в лучшие времена. Стоимость журнала сначала была то ли 2, то ли 4 рубля и очень медленно росла. То есть это был самый наидоступнейший из еженедельных журналов.

В качестве отдельной книги «Ника» издавалась двумя издательствами: «Русский издательский дом» и «Панглосс». Тиражи там были небольшие: 2000 экз. и 4 000 экз.

«Русский издательский дом» — это энтузиасты, которые решили позаниматься изданием комиксов и почему-то решили начать с отечественных авторов, с меня. До этого они выпускали литературу, если не ошибаюсь, по садоводству. Познакомил нас Андрей Аёшин, владелец ресурса концентрации комиксистов всея Руси «Комиксолёта». «Панглосс» — это издательство, появившееся на базе магазина франкоязычных книг, где был обширный раздел с французскими комиксами. Они тоже захотели попробовать издать «Нику». Всех подкупала идея, что у «Ники» много читателей, которые ждут ее издания. Но «Классный журнал» выходил по всей России в самых труднодоступных уголках. И читатели были разбросаны по всей стране, чтобы «дотянуться» до них с книгой нужны были такие же мощности по распространению, как у «Классного журнала», но у начинающих издательств подобного не было. И книги были выпущены практически в пустоту. Тиражи, скорее всего, до сих пор не распроданы полностью.

Я понимаю, что, как говорится, среди отпрысков не бывает любимцев, но какую из линеек изданий ты бы назвал своим хэдлайнером на данный момент?

Главным комиксом на текущий момент считаю «Скунс и оцелот» и «4пары». Совершенно разные форматы: один — большое произведение, другой — набор микроисторий по 3 кадра. «4 пары» пока что издавались только к фестивалям небольшими тиражами. «Скунс и оцелот» изданы оба тома, и сейчас мы с Алексеем Хатчеттом рисуем короткие истории по ним, чтобы выкладывать онлайн, а потом тоже издать.

Комикс Скунс и оцелот - Stone Forest

Комикс Скунс и оцелот - Stone Forest

Скунс и оцелот - Stone Forest

Скунс и оцелот - Stone Forest

Скунс и оцелот - Stone Forest
Скунс и оцелот

Почему фурри в Скунсе и Оцелоте? В чём профит? Расскажи про этот стиль.

«Скунс и оцелот» командный проект, мы делаем его в соавторстве с коллегой Хатчеттом. Алексей пишет сценарий и делает черновой карандаш, я дорисовываю детали и делаю контур, тон и накладываю текст. В общем, делаю предпечатную доработку. Поэтому стиль произведения диктуется Алексеем, а Хатчетту нравится рисовать фурри. Для меня это не является каким-то особенным стилем, это — люди с ушами и хвостами. Мне кажется, главная сила фурри — в метафоричности образов. Выбранное животное ярче подчеркивает характер персонажа, а также некоторые физические особенности. Для меня здесь появляется много разнообразия в персонажах, они яркие, контрастные и отличающиеся. Поскольку я сам не очень погружен в тему фурри, то больше рассказать не могу.

Прообразы персонажей Скунса и Оцелота. Это автопортрет?

Читатель часто в персонажах видит автора, даже если автор не только не похож, но и с заведомо другим характером. Просто потому, что «это же персонаж автора, значит, что-то он в него от себя вложил». В случае скунса и оцелота — это не так. Ни Сэн Тавр (скунс), ни П.Дж. Бладватерз (оцелот) не похожи на авторов. Например, если сравнивать меня и П.Дж., то я не хиппи, не мотаюсь за девочками, не являюсь суперинженером, который из чего угодно может собрать что угодно и, что примечательно, не фанат алкоголя и даже не курю. Зато, конечно, одно время у меня были круглые очки, похожие на его и в принципе можно сказать, что есть общая схожесть прически. Про Алекса то же самое, какие-то черты можно сказать, что они свойственны автору, но их маловато. Про прообразы персонажа лучше рассказывает Алексей, как автор. Я ему, получается, помогаю воплотить этот проект, потому что мне «Скунс и оцелот» страшно нравится, потому что они дьявольски веселые. Всегда любил пошутить, а особенно в комиксах.

слева - Сэн Тавр, справа - П.Дж. Бладватерз - Stone Forest
Cлева — Сэн Тавр, справа — П.Дж. Бладватерз

Я в курсе, что «Скунс и оцелот» сначала был в формате стрипов, как и стрипы «Ты и я». Как пришла идея издать тома?

После «Стальных облаков» я понял, что можно серьезно надорваться, если взяться за непосильные объемы. К «Скунсу и оцелоту» мы приступали с опаской. И чтобы проверить, сможем ли мы рисовать их регулярно и в количестве, решили потренироваться на кошках на стрипах. Стрипы — это самый короткий и ни к чему не обязывающий формат. И мы решили порисовать стрипы. Идея взяться за чего полегче появилась, надо сказать, уже после того, как мы нарисовали пару цветных страниц по «Скунсу и оцелоту», несколько коротких историй в формате полной страницы. Мы уже понимали оба, что серьёзно, как настоящие комиксисты, практически не рисовали. У меня была за плечами «Ника», но это было немного другое дело, там я получал за страницы гонорар и у меня были жесткие сроки. Фактически, это была работа. «Скунс и оцелот» в этом смысле был нашим с Алексом хобби. Нарисовав некоторое количество стрипов и миниисторий про «Скунса и оцелота», мы вдохнули поглубже и решили делать по-взрослому. Большую историю. В черно-белом варианте, чтобы было легче рисовать и дешевле издавать. С этого момента начались наши выстраивания командной работы и продолжение борьбы с фантазией, что комикс будет рисоваться сам собой.

Американский комикс, европейский или манга? Почему?

Время от времени я рассказываю свое видение культуры комикса, которую делю на три направления. Сейчас эти направления все больше смешиваются до неузнаваемости, но раньше различать было легче.

Американский комикс для меня — это комикс действия, из персонажа — вовне, персонаж меняет мир и условия вокруг себя, непосредственно взаимодействия с внешним окружением и другими людьми (лупя их оглоблей?), герой меняется мало (как правило, это достоинство, сжав зубы пронести все тараканы с собой до финиша). Ну, и не может меняться персонаж — это мешает серийности. Если героя полюбили за костюм, приемчики и характер, то это должно остаться таким же, иначе это уже другой герой. Хуже от этого американский комикс, чем другие? Ничуть. Тут речь только про выделенный мной принцип. Может показаться, что я тут очерняю американский комикс. Если бы у меня не было кучи любимых американских комиксов — может, это и было бы близко к правде.

Японский комикс (манга) — это сильно рефлексирующий персонаж. Персонаж переживает в себе и проживает в себе постоянные изменения, все самое интересное происходит внутри персонажа и его изменения меняют мир вокруг. Японский комикс — это эмоция, атмосфера, метафора. При этом он также может раздавать оглоблей желающим вокруг, но не может победить, не изменив себя.

Европейский комикс — это объект искусства и интеллектуальной собственности. Европейцы издают комиксы как артбуки (А4 в жесткой обложке), рисуют комиксы маслом и другими художественными средствами больше свойственными художественной живописи, а сценарии — это плотно упакованные рассказы или даже романы. Это как «кино не для всех».

Повторюсь, это деление условно, и когда жанры и стили начали смешиваться, стало еще более условно. Но если делить, то делить.

Мне ближе манга-формат. Мне интереснее превращения внутреннего мира персонажа и его изменения, и как эти изменения отражаются вовне. Но в то же время, сам я рисую в проектах с коллегами в более американском формате. А изданная отдельно «Ника» при этом была ближе к европейскому формату. Вот такие неожиданные пироги.

Какой из этого можно сделать вывод? А не надо делить, все равно все одно, и там и там свои плюсы есть, и если эти плюсы объединяются, то выходит что-то еще лучше.

Назови тогда 3-5 любимых комиксов, не взирая на форматы. Не будем их делить.

Мои любимые комиксы это «Battle angel Alita» Yokito Kishiro (по которому скоро снимут кино), «Orion» Masamune Shirow, «Ranma 1/2» Rumiko Takahashi, «Hellboy» Mike Mignola, «Calvin and Hobbes» Bill Watterson.

Известно, что при смешении кровей народов с различными расовыми признаками получаются более здоровые дети. По-видимому, в умелом смешении и переосмысливании жанров комиксов дела выглядят похоже, и может получиться что-то новое, крепкое и весьма интересное. Главное помнить, что любое стоящее творение не прилетает магически в посылке от девяти муз-покровительниц по очереди, а всё же требует труда, плана и выполнения в сроки. Благодарим нашего сегодняшнего собеседника за то, что пролил свет на свой интересный опыт. Даешь уникальный комикс от наших с вами соотечественников!

Примечание: с некоторыми работами Богдана можно ознакомиться ЗДЕСЬ.