К концу 1950-х годов Китай на 90% являлся аграрной страной и остро нуждался в модернизации. К тому времени у власти уже почти 10 лет находился Мао Цзэдун, который и запустил Большой скачок — кампанию по укреплению индустриальной базы с целью резкого подъема экономики. В ходе нее в число неожиданных врагов попали воробьи, которым вменялось в вину поедание зерна.

Четыре вредителя

Для того, чтобы прокормить растущее городское население, занятое на различных производствах, китайцам требовалось выращивать больше хлеба, сельскохозяйственных животных и птицы. Добивались этого результата различными способами, в том числе, развертыванием масштабной кампании по уничтожению вредителей. В их число вошли мухи, комары, крысы и воробьи.

Загонщики птиц

Борьба с воробьями стала наиболее массовой частью общей кампании по уничтожению сельскохозяйственных вредителей. План по истреблению этих мелких птиц был разработан в 1958 году. О необходимости бороться с воробьями сказал лично Мао Цзэдун в ходе 8-го съезда Коммунистической партии Китая. Пропагандисты взяли под козырек и объяснили гражданам, что птицы наносят народному хозяйству огромный ущерб — они поедают зерно на полях, а также при его хранении на открытых площадках и даже в закрытых складах. К делу даже подключился китайский научно-исследовательский институт зоологии. Его ученые подсчитали, что объема ежегодно съедаемого воробьями зерна и риса хватило бы для питания 35 миллионов человек.

С другими вредителями борьба не заладилась. На популяциях комаров, мух и крыс действия по их физическому уничтожению никак не отражались. Здесь нужны были совершенно иные методы, ключевой из которых — улучшение санитарного состояния населенных пунктов и их окрестностей, а также планомерная дезинсекция и дератизация. Живущие рядом с человеком воробьи оказались наиболее уязвимой и удобной целью.

У птиц есть две разновидности полета: машущий (активный) и парящий (пассивный). Вторым вариантом обычно пользуются крупные виды, летающие на достаточно большой высоте и использующие в качестве вспомогательной подъёмной силы восходящие воздушные потоки. Птицы с небольшими крыльями, остающиеся преимущественно у земли, практикуют машущий полет. Он отнимает много энергии, поэтому в отличие от парящих часами орлов воробьи долго в воздухе находиться не могут. 10-15 минут полета для них — это предельное время, после которого птица полностью выбивается из сил.

Описанную особенность и решили использовать китайцы после того, как попытки отравить воробьев или переловить их силками не дали результата. Вредителей стали “брать измором”. Для этого люди выходили на улицы, залезали на крыши и деревья, размахивали тряпками на шестах, стучали в кастрюли, тазы и барабаны. Школьников отпускали с уроков и вооружали рогатками. Напуганные и лишившиеся укрытий и мест отдыха воробьи после недолгих метаний обессиленные падали на землю, где их добивали и складывали в огромные кучи.

Китайцы устраивали шествия, посвященные борьбе с птицами, на которых демонстрировали трофеи и делились успехами. Пресса постоянно публиковала фотографии наиболее отличившихся охотников, тем самым подбадривая население к продолжению борьбы. В ее пылу под ударом оказались и другие мелкие птицы — в орнитологические тонкости никто вникать не собирался.

Итоги борьбы

К концу 1958 года с воробьями в Китае было покончено. К этому времени граждане уничтожили почти 2 миллиарда птиц, и теперь ожидали небывалого роста урожайности. Он действительно произошел — в 1959 году зерновых было собрано значительно больше, чем ранее. Это заставило замолчать тех немногих скептиков, которые осмеливались критиковать кампанию по уничтожению воробьев. Вместе с выросшими урожаями на полях стало больше поедающих побеги гусениц и саранчи, так как исчез их природный враг — мелкие птицы. Однако сначала этому не придали большого значения.

Последствия уничтожения воробьев в полный рост проявились в 1960 году. Насекомые-вредители расплодились на полях в таких количествах, что урожайность резко пошла вниз и в стране начался голод. Руководство отреагировало на это привычными мерами — позвало всех на борьбу, теперь уже с саранчой и гусеницами. Люди массово выходили в поля и собирали вредителей, но это не дало почти никакого результата.

Когда китайцы снова начали умирать от голода, стало понятно, что вред от воробьев на полях с зерновыми культурами значительно меньше приносимой ими пользы. Мелкие птицы — естественный регулятор численности поедающих побеги насекомых. Особенно активно уничтожение гусениц и саранчи идет во время выкармливания птенцов. Мао Цзэдуну в 1960 году пришлось признать свою ошибку и отказаться от борьбы с воробьями. Кампания против четырех вредителей была продолжена, но вместо оказавшихся полезными птиц в нее были вписаны постельные клопы.

С этого момента китайцы начали попытки восстановления популяции воробьев. Теперь чудом оставшихся в живых птиц всячески охраняли. Более того, Китаю пришлось обращаться к другим странам за помощью. Известно, что партии воробьев чуть ли не вагонами завозили из СССР и Канады.

Мао не был первым, кто захотел резко поменять окружающий мир, мобилизовал на это огромную людскую энергию и получил нелепый результат. Однако по организованности и масштабу описанная кампания еще долго останется непревзойденной. Она нашла отражение в искусстве, в том числе, в “Письме рабочих тамбовского завода китайским руководителям” Высоцкого:

А если зуд — без дела не страдайте, —
У вас ещё достаточно делов:
Давите мух, рождаемость снижайте,
Уничтожайте ваших воробьев!

Китайцы хорошо усвоили этот урок, и сегодня они не только не истребляют воробьев, но и проводят кампании в их защиту.