Первое, что хочется написать, так это слова сожаления. Не нужно удивляться, что начинать приходится не за здравие, потому что дальше будет вполне себе оптимистичный и вдохновляющий текст, основанный на не менее бодром повествовании основателя компании Nike Фила Найта.

Между прочим, для большинства знакомых с наименованием бренда имя ее «отца» осталось где-то за рамками информационного поля. Поэтому остается лишь небольшой процент людей (по крайней мере в России), кто знает о Филе Найте не понаслышке. Но даже среди них процент тех, у кого в памяти запечатлелся образ основателя Найка, ничтожно мал. К своему стыду, хоть я и знаю, кто такой Фил Найт, как он выглядит, без шпаргалки не угадаю.

Фил Найт Найк - Stone Forest

Что вызвало сожаление

Нельзя копировать

Основным разочарованием после прочтения книги «Продавец обуви» стала пометка уже после основного текста, в которой говорится, что ни одна часть данного произведения не может быть копирована или дублирована ни в каком виде. Наказанием может стать административное наказание и даже уголовное преследование.

Не знаю точно, требование ли это отечественного издательства или же первоисточника, но ситуация ставит в тупик. По тексту я встретил множество цитат и отсылок, которые не требовали никакой защиты прав. Но это одна сторона монеты, ведь другая сторона – это формальная невозможность использовать ряд изречений автора, которые непременно были бы интересны обычному читателю. Лично меня часть цитат точно побудила бы прочесть книгу, в которой раскрывается личность столь интересного человека. На примере колоритного изречения из книги хотелось бы дать понять, что запрещается для копирования и сторонней публикации, а ведь одна единственная цитата могла бы продать все 500 с лишним страниц произведения.

«Трусы никогда ничего не начинали. Слабые умирали в пути. Это значит, что остались только мы».

Кстати, это сокращенная и перефразированная версия изречения поэта Хоакина Миллера. Ну, это так, к слову о копировании.

Фил Найт хоть и не смог стать успешным спортсменом, продолжал исповедовать спортивный образ жизни. Он знал о беге абсолютно все, встречался, общался и сотрудничал с великими чемпионами. Все это отражено на страницах «Продавца обуви», но поделиться этим нельзя. Ни философскими размышлениями о том, что значит для бегуна сам процесс бега, ни загадкой, почему человек, всей душою ненавидевший торговать чем-либо, полюбил торговать кроссовки, ни прочими крылатыми и интересными фразами. Особенно выделяются на этом фоне описания Билла Бауэрмана, рассказывающие с разных сторон о человеке, который со всеми своими причудами и гениальными особенностями стал настоящей основой успеха сначала Blue Ribbon, а потом и Nike.

Пропущенный пласт

Хоть Фил Найт на страницах данной книги и высказался, что не собирался выпускать свое литературное детище в виде мемуаров, но именно таким и получился «Продавец обуви». Это чистейшей воды мемуары, сопоставляющие становление крупнейшего спортивного бренда одежды с событиями, происходившими в мире. Особенно ярко это выражается в общении с представителями Японии, интерполируя на недавние события Второй мировой войны.

Оттого и обидно, что Найт пропустил весомый отрезок времени в 80-е, 90-е и 2000-е годы, в которых много чего происходило в жизни компании, причем некоторые события были определяющими для развития бренда в целом: появлялись культовые модели обуви, подписывали контракты с легендарными спортсменами, поглощались крупнейшие производители, многие из которых были некогда прямыми конкурентами Nike.

Причем данный факт точь-в-точь совпадает с принятием компанией публичного статуса. Это означало, что Фил Найт перестал быть тоталитарным управленцем, хоть и являлся главой Найк. Кстати, этот процесс отлично описан в книге, наиболее интригующим выглядит момент установки окончательной цены за акцию компанию. Когда за шаг до завершения сделки, все чуть было не сорвалось из-за того, что финансисты недооценили Nike, а Фил Найт был этим оскорблен и не снижал обозначенную им прежде цифру.

Ошибки по тексту

Речь не об орфографических или грамматических ошибках, которых я на самом деле не припомню, что большая редкость для современных книг (большой респект издательству). Я говорю о логических неточностях, которые русские переводчики не преминули выделить сами. Их так много по тексту, так часто Фил Найт ошибался, что впору покидать камней в его огород. Но заодно можно предъявить претензию и публицистам, авторам и помощникам Найта, которые безусловно влияли на написание «Продавца обуви». Хотя в сравнении с общим впечатлением это безусловно мелочь.

Жаль, что не знал о Nike раньше

Нет, конечно, о компании Nike знают везде и всюду. Это мировой гигант в спортивной индустрии, безликий монстр капитализма, созданный для обогащения элиты и угнетения бедных. Но либо Фил Найт лихо врал в течение всего своего повествования, либо в его словах отражена правда, хоть и с небольшими приукрасами, куда без этого.

За созданием Найк стоит любовь к бегу, любовь к спорту, желание реализовать свою мечту, научить мечтать других, найти армию преданных единомышленников, а также преодоление моря и даже океана проблем, сдобренных титаническим трудом и самопожертвованием ради достижения цели. Ведь одним из главных упущений своей жизни Фил считает тот факт, что крайне мало уделял времени собственной семье. Это настроение тонкой нитью проходит чуть ли не через каждую главу книги, достигая своего апогея в благодарственном послесловии.

И если бы я раньше носил багаж знаний, полученный из «Продавца обуви», то как минимум относился бы к бренду с большим уважением. Вряд ли я стал бы скупать продукцию Nike налево и направо, но я однозначно глубже вникал бы в каждую модель обуви или одежды, а также технологию, памятуя о том, что стоит за их появлением.

Nike and Blue Ribbon Sports - Stone Forest

Блю Риббон Спортс

Первые главы «Продавца обуви» впечатляют детализацией описания сотрудничества Фила Найта с компанией «Оницука Тайгер», которая со временем получит более знакомое для современников название «АСИКС». Все эти поездки в Японию, погружение в азиатскую культуру и менталитет, прочитанные книги о том, как строить бизнес с японцами и первые успехи на поприще продаж.

Nike обрела свое имя значительно позже первых шагов основателя на рынке торговли спортивными кроссовками и кедами. Первое название бренда – «Блю Риббон Спортс» (‘Blue Ribbon Sports’) в переводе «Голубая лента». Это банальная аналогия с цветом ленты, которую венчает медаль победителя. И тогда фирма даже не задумывалась о том, чтобы производить продукцию под собственным лейблом. Речь шла о классическом и традиционном уже в наше время ритейле. Набиравшая обороты и популярность обувь Onitsuka Tiger искала посредников на американском рынке, и эти посредники пришли к ним сами. Одним из первых был Фил Найт, который начал с продаж в родном Орегоне, а потом за короткий срок охватил всю страну.

Фил часто намекал, что мало кто верил в его мечту о создании собственной компании и желании обуть американских бегунов в хорошую качественную обувь. Оттого он особо лестно отзывается о людях, кто продолжал в него верить несмотря ни на что.

Сравнивая, с чего начиналась крупнейшая империя спортивного бренда, с тем, что имеется у них сейчас, поражаешься столь короткому отрезку времени, за который Nike обрел свой статус и вес. Первые кроссовки на перепродажу располагались прямо в квартире Фила Найта. Далее по ходу развития сюжета и компании интересно наблюдать и за эволюцией головного офиса марки номер 1: от съемной квартиры и заброшенного складского помещения с протекающей крышей и отсутствующими окнами до собственного фирменного кампуса Nike с улицами в честь важнейших людей в истории становления корпорации.

Не менее примечательная и наивность, с которой Фил Найт подходил к своему бизнесу. Порой вместо холодного расчета он применял психологию нравственности и человеческих отношений. Оттого было интересно читать о его живых переживаниях относительно разрыва с «Оницука Тайгер». Те искали максимально выгодный вариант для укрепления позиций на американском рынке, а Найт всячески старался удержать статус официального дистрибьютора бренда в США. При этом нельзя не отметить, что ряд моделей японского производителя – разработки компании «Оницука Тайгер», а ключевую роль здесь играл Билл Бауэрманн. В момент разрыва японцы предлагали Биллу остаться работать с ними в качестве консультанта, но тот уже настолько погрузился в совместный проект с Филом, что наотрез отказался от весьма заманчивого предложения.

Рекламный постер Nike - Stone Forest

Как стали Nike

На протяжении всего чтения я тщательно старался фильтровать предоставляемую информацию, понимая, что без элементов художественных и имиджевых прикрас тут не обойдется. Поэтому крайне скептически отношусь к прямо-таки мистической истории возникновения названия нового бренда. Но от этого чтение не становилось менее интересным и увлекательным.

Вот лишь некоторые названия, который мог бы носить всем известный лейбл: «Фалкон», «Шестое измерение», «Бенгал», «Кондор». Неожиданным и последним было предложение одной из ключевых персон Nike с момента зарождения компании – Джеффа Джонсона. Название приснилось ему во сне, вернее, вскочив в постели в его сознании возникло слово из 4 букв – NIKE. Так на английском пишется наименование греческой богини Ники («Победа»).

Перестройка всего бизнеса – тяжкое бремя, которое либо затянет тебя на дно, либо возвысит выше твоих ожиданий. Главное, что успела сделать команда Фила Найта – это заработать себе репутацию надежных парней, и этим парням поверили все остальные, потому что даже сам основатель компании прямо и четко утверждал, что первые их кроссовки – полное дерьмо. А если уж он об этом говорил, то чем они были на самом деле. Но время, кропотливый труд и поддержка популярных спортсменов дали свои плоды.

С процессом роста производства, продаж и популярности говорить о личном обогащении не приходилось. Мало того, регулярные проблемы с банками заставляли весь проект трястись в ожидании решения Фила Найта. Много судьбоносных эпизодов, описанных в книге, прямо демонстрируют, насколько даже самый крупный бизнес близок к полному краху. Отсутствие инвесторов, недоверие банков, козни конкурентов, добавочные государственные налоги, предательство собственных работников. Много пришлось пережить Филу Найту с Nike прежде, чем он смог спокойно уйти на пенсию, зная, что дело всей его жизни наконец-то может существовать без его патронажа и бдительного ока, которое, казалось, не смыкалось ни днем, ни ночью.

Команда Фила Найта

Если уж личность основателя Nike часто оказывается малоизвестной, то что уж говорить о тех, кто многие годы шел плечом к плечу со своим компаньоном, боссом и другом. Фил крайне тщательно и выверенно подбирает слова при упоминании людей, так или иначе поучаствовавших в успехе бренда, но во всех этих речах прослеживается крайняя благодарность каждому из них. Без высокопарных и пафосных изложений, сухо и по делу.

Билл Бауэрман

Талантливейший человек, чей гений проявился не только в спорте, где он зарекомендовал себя авторитетным специалистом в области качественного тренинга бегунов для Олимпийской сборной США, но и в области разработки дизайна и внедрения новейших технологий при производстве спортивной обуви.

Яркая и культовая личность Бауэрмана вдохновляла Фила Найта на действия. Как говорит основатель Nike, без Билла не было бы этой империи. Он помогал советом, подбадривал в сложной ситуации и был тем фундаментом, благодаря которому строилась репутация доверия к компании со стороны покупателей.

Роб Штрассер

Бывший работник Nike, которого Фил Найт так и не простил. Обида заключался не в конфликте и последующем увольнении, а в том, что Штрассер ушел работать в adidas, компанию, которая со временем стала главным конкурентом американского гиганта на мировой сцене.

И тем не менее, именно Роб способствовал рождению бренда Air Jordan, который в значительной степени предопределил последующую доминацию Nike не только на рынке баскетбольной и спортивной обуви, но и в различных субкультурах, а также в стиле одежды streetwear.

Боб Вуделл

Уникальность личности Боба Вуделла заключается в том, что он бывший спортсмен, прикованный ввиду несчастного случая к инвалидному креслу. Человек, который помогал развиваться бренду спортивной обуви и который одновременно не мог оценить всего функционала и качества этих кроссовок на собственной шкуре.

Показательна история Фила, когда они вместе с Вуделлом искали новое помещение для «Блю Риббон», и каждый раз им приходилось подниматься вверх по лестнице, не оборудованной каким-либо пандусом. Но ни Найта, ни Вуделла это не останавливало. У них была цель, и они ей следовали, все физические недостатки откидывались как второстепенные.

Джефф Джонсон

Самый главный кризисный менеджер компании Nike, бравший на себя наиболее ответственные и невыполнимые задачи. И это началось непосредственно с первых шагов «Блю Риббонс»: кипа отчетов о делах и планах по развитию бизнеса, перемешанные с личными переживания Джеффа, поездки в разные локации по стране для открытия новых магазинов и расширения бизнеса, контроль за работой фабрик и т.д. То, с чем никто больше не смог бы справиться максимально срочно, быстро и качественно, немедленно подпадало под крыло Джонсона. И всегда результат был впечатляющим.

Стоит выделить манеру поведения Фила Найта в отношении Джонсона. Он с самого начала знал и понимал, насколько Джефф ценный кадр, но при этом избрал правильную политику. Регулярно читая и выслушивая нытье своего подчиненного, он не отвечал ему ни слова. И при этом никогда не хвалил за успехи словесно. Фил вообще немногословен, когда речь заходит о похвале, а касательно Джонсона такое положение вещей принимало максимально равнодушный оттенок. И глядя на историю их успешного взаимодействия, такие рабочие отношения возымели успех.

Перечисленные персонажи – лишь часть команды Nike, чей успех показателен с точки зрения человечного подхода к ведению бизнеса (по крайней мере со слов автора). Фил Найт не забывает даже о самых, казалось бы, мелочах, которые несколько десятков лет назад позволили компании остаться на плаву. К примеру, когда родители Боба Вуделла вложили все свои скромные сбережения в фирму, где работал их сын. Или же до ужаса простая и банальная история создания легендарного логотипа бренда. Фил спустя годы не остался в долгу у Кэролин Дэвидсон, хотя с самого начала не испытывал приязни к «свушу».

Но главная благодарность основателя «Найк» обращена жене, пережившей с ним много откровенно экстремальных жизненных моментов:

«Пенни, не будь тебя, я не смог бы этого сделать».

«Продавец обуви» — это не пособие по тому, как строить бизнес или как заработать миллион. Начинающие работники индустрии не познают технические особенности создания наиболее удачных и успешных моделей. Это просто история о том, как молодой неудавшийся спортсмен решил реализовать свою «безумную идею» и что главные принципы его деятельности описаны заголовками двух глав бестселлера: «Единственный путь – двигаться наверх» и «Либо расти, либо умирать».