Приведите на вскидку пример компании, которая громогласно и публично высказывается с простой и ясной повесткой дня, описываемой ими же фразой «Президент украл твою землю». Дерзость и бескомпромиссность подобного выступления ставят в ступор. Причем если вы не поняли, то речь идет не о президенте чьей-то компании, не о бывшем президенте США, а о ныне действующем главе государства Дональде Трампа. За непродолжительный срок своего правления он набил уже столько шишек, завел столько недоброжелателей, что действительно задаешься вопросом, а досидит ли он до конца президентского срока.

Но это вопрос глобальный, и интересует он лишь постольку, поскольку за борьбу с ним взялась одна из крупнейших и наиболее влиятельных в мире компаний из индустрии outdoor экипировки и одежды. Речь о бренде Patagonia. И они уже успели подбить другого гиганта своей ниши The North Face встать плечом к плечу против Трампа.

Что случилось

Камнем преткновения стали два заповедных парка в штате Юта — «Медвежьи уши» (Bears Ears) и «Большая лестница» (Grand Staircase-Escalante). По решению президента Дональда Трампа территории заповедников будут в значительной степени урезаны: границы «Медвежьих ушей» сократятся на 85%, до 817 кв. км и будут разделены на две части; а границы «Большой лестницы» урежут почти вдвое, до менее чем 4,1 тыс. кв. км.

Особой пикантности данной ситуации придает тот факт, что оба заповедника были созданы при помощи усилий предыдущих президентов, и оба они были демократами: «Большая лестница» — проект Билла Клинтона, реализованный в 1996 году; а вот «Медвежьи уши» появился совсем недавно в 2016 году в период правления Барака Обамы. Но это опять дурацкая политика, причем же здесь Patagonia?

Изучать вопрос заинтересованности outdoor-бренда в ситуации с сокращением национальных парков можно только после изучения личности основателя компании Ивона Шуинара. Для детального анализа могу посоветовать его книгу «Бизнес в стиле серфинг», а для поверхностного хватит одной цитаты:

«Бизнес может производить еду, лечить болезни, давать людям работу и делать нашу жизнь богаче. Он может обеспечивать блага, продолжая оставаться доходным — и не терять при этом своей души».

При работе над продукцией для людей, занимающихся активным отдыхом в условиях дикой природы, Patagonia стремится об этой самой природе всячески заботиться, участвуя в благотворительных акциях, снимая и популяризируя ролики в защиту окружающей среды, флоры и фауны.

Помимо этого, Patagonia занималась активным лоббированием указов по открытию каждого заповедника, что в 1996 году, что в 2016.

Взгляд со стороны Patagonia

4 декабря на сайте компании появляется тот самый баннер, который скорее всего уже войдет в историю предпринимательской деятельности. На момент написания статьи кричащая надпись с обвинением Дональда Трампа в воровстве до сих пор висит, можете проверить — patagonia.com.

И здесь не стоит придумывать пятое колесо, а нужно лишь передать основные положения требований и возмущений марки Patagonia в сторону собственного правительства в лице избранного президента.

Президент украл вашу землю - Stone Forest

Почему Patagonia этим занимается

  • Министерство внутренних дел США получило около 3 миллионов комментариев и писем, так или иначе связанных с делом по сокращению территории вышеназванных заповедников.
  • По статистике около 70% всех территорий, перешедших из-под федерального ведения в пользование штатов, затем используются под коммерческие проекты, в том числе стройку и добычу полезных ископаемых.
  • Территории заповедников в США на легальных основаниях и по выданным лицензиям привлекает внимание 71% скалолазов, 70% охотников, 40% гребцов.
  • Территории заповедников в США — это 200 000 миль походных троп, 13 000 миль троп для любителей горного велосипеда.
  • Территории заповедников в США – это 7,6 миллионов рабочих мест и 887 миллиардов долларов потребительского расхода, так или иначе связанного с работой и посещением территорий заповедников.
  • 90% всех месторождений нефти уже доступны для безопасного выкачивания, просто чиновники и коммерсанты ищут простые пути по доставке ресурса через территории заповедников. При этом более 7500 полученных разрешений по добыче полезных ископаемых на федеральных землях остаются нереализованными.
  • Только в 2015 году нефтедобывающие компании выкачали 175 миллионов баррелей нефти, что больше на 60% этого же показателя за 2008 год.

Нельзя не отметить, что стимул стоять до конца у Patagonia есть в том числе и благодаря поддержке прямых конкурентов на рынке. Вражда на уровне продаж и брендов оставлена за спиной, вместе с Patagonia борьбу за сохранение заповедников начали такие компании outdoor-индустрии, как REI, The North Face, Black Diamond Equipment. И каждый из них отдает себе отчет, что последствия могут быть непредсказуемыми, финансовые потери очевидны, а вот конечный результат неизвестен. Победу в бою с федеральным правительством им никто не обещал.

«Я собираюсь подать в суд на него. Кажется, единственное, что понимает администрация – это судебные процессы. Мне кажется стыдным, что всего 4% американских земель отведены под заповедники. У Коста-Рики 10%, а теперь даже у Чили национальных парков больше, чем у нас. Это правительство – зло, и я не собираюсь сидеть сложа руки и позволять злу побеждать».

Ивон Шуинар

Ивон Шуинар - Stone Forest
Ивон Шуинар

Взгляд со стороны администрации Трампа

Начать эту часть лучше всего с непосредственного выступления президента США Дональда Трампа.

Для Трампа шаг по возвращению федеральных земель заповедников в ведение правительства штата – это историческое событие. Буквально он возвращает эти территории жителям штата Юта. Подчеркивается сохранение специальных и необходимых зон для охраны редких животных, но при этом открывается доступ ко всем остальным ресурсам заповедников, в том числе и питьевой воде.

К вопросу о питьевой воде стоит обратиться еще к истории 2016 года, которая всплыла сразу после открытия заповедника «Медвежьи уши». Обратимся к материалу газеты The Daily Caller: American Indians Fight For Land Rights Against Obama’s Executive Decrees. Там описывается реакция людей, проживающих в штате Юта на территориях племен Навахо, коренных жителей Америки. Ряд проблем, о которых говорится применительно к недовольству людей:

  • Знахари потеряют доступ к травам и растениям, при помощи которых готовили лекарства для людей.
  • Закрываются большие пастбища, которые использовались для выпаса овец.
  • Предложение о создании заповедников выдвигалось не местными жителями, а сторонними компаниями и организациями.
  • Появляется запрет на охоту.
  • Запрет на сбор древесины.
  • Запрет на сбор орехов.
  • Пропадает возможность проводить на обозначенной территории национальные ритуалы, которые не прерывались испокон веков.
  • Лишенные проточной воды центрального водоканала люди лишатся и возможности свободно набирать питьевую воду.

Хотя стоит сказать откровенно, что даже племя Навахо разделилось на тех, кто за создание заповедников, и тех, кто против. Причем против оказались те, кто живет ближе всего и кого напрямую коснулись федеральные ограничения.

Сотрудник аналитического центра Sutherland Institute Мэтт Андерсон утверждает, что открытию заповедника «Медвежьи уши» способствовало серьезное лобби от производителей одежды и экипировки для отдыха под открытым небом, вроде Patagonia и Black Diamond Equipment.

«Интересы розничных торговцев, которые производят свою продукцию в Китае, получают привилегии за счет создания рабочих мест на местном уровне и в области энергетики».

Аналитические центры штата Юта и местные журналисты из Deseret News уже обратили внимание, что основные денежные вложения для лоббирования закона о создании заповедника «Медвежьи уши» приходили из-за пределов штата Юта. Отмечается присутствие капиталов и прямое влияние государственных групп вне штата Юта, глобальных движений зеленых, крупных ритейлеров и даже фонда Леонардо Ди Каприо.

Жителей племени Навахо успокаивали, что в законе будет прописано разрешение на сбор древесины, но в 1996 году при создании Клинтоном заповедника «Большая лестница» обещания были точно такими же. В итоге собирать древесину в любом виде там запретили.

Мерри Шамвэй, вице-президент местного школьного совета, говорит, что закрытие доступа к заповеднику автоматически лишает ближайшие учебные учреждения дополнительного финансирования, которое поступало за счет трастовых школьных земель. Такие земли используются для сдачи в аренду или продажи с целью получения прибыли для государственных учебных учреждений. Выбор арендаторов и покупателей проводится под контролем специальной комиссии. Крупнейший из этих арендаторов на 2016 год — Energy Fuels Resources, компания, занимающаяся добычей урановой руды.

«Я считаю это позорным и ужасным, что они собираются откровенно лгать, чтобы заработать деньги в свою казну».

Райан Зинке, министр внутренних дел США.

Соответствующие комментарии дал и Национальный комитет природных ресурсов, разместив у себя в Твиттере следующее изображение:

Patagonia врет тебе - Stone Forest

Руководством этого же комитета, во главе которого стоят в основном республиканцы (коллеги Трампа по партии), были разосланы электронные письма простым людям с простым и однозначным призывом – «Patagonia: don’t buy it».

Что будет дальше

Дальнейшее развитие событий предугадать несложно. Активная позиция Patagonia по защите заповедников делает бренду дополнительную рекламу, особенно в стане защитников окружающей среды. Государственная же позиция не менее железобетонна – забота о местных жителях, чьи интересы и должны определять судьбу заповедников. Впереди борьба, способная продлиться даже не на месяцы, а на годы.

Возможно, что она разрешится только со следующими президентскими выборами, когда избранник демократ так же, как и Трамп с легкой руки отменит закон своего предшественника и вернет заповедникам их территорию. Но есть и другой вариант. Набирающая обороты кампания по импичменту Дональда Трампа получила в свои руки еще одну дополнительную козырную карту. Ведь проблема окружающей среды резко становится востребованной, когда начинаются политические игры. Правда, население Юты все-таки стоило бы спросить, ведь несмотря на то что фонд оскароносного Леонардо Ди Каприо так заботится о животных, нельзя забывать и о людях. Особенно о тех, кого непосредственно касается создание или упразднение национальных заповедников.