Авторитетный генерал Крымов

726

Смутные постреволюционные времена 1917-ого года знают множество отвратительных личностей, кто на горе всего народа, всей России нажил себе богатство и узурпировал власть. Но немало было и тех, кого с полной уверенностью можно было бы назвать достойным офицером и человеком чести. Поддержавший Корниловское выступление генерал Крымов имел к тому времени непререкаемый авторитет не только в своих армейских частях и полках, но и в среде русского офицерства, а также во Временном Правительстве. Его последние дни и уход из жизни имеют право быть запечатленными в памяти потомков спустя почти что 100 лет с момента тех событий.

Карьера генерала Крымова

Будучи выходцем из дворянской семьи Варшавской губернии (так называлась часть польской территории, принадлежавшей Российской Империи)и страстно любя военное дело, юный Александр Михайлович был обречен на то, чтобы стать первоклассным офицером. Офицерство он воспринимал не как способ получить власть над простыми солдатами, а как возможность реализовать все свои знания и умения, что были получены им в Псковском кадетском корпусе, Павловском военном училище и Николаевской академии Генерального штаба, во благо народа, во благо страны. Его путь от подпоручика до генерал-майора вместил в себя русско-японскую войну, Первую мировую и Революционные события. Во время последних он принимал, между прочим, активное участие в отстранении от власти Николая II, которого он лично считал неумелым правителем. Но в отличие от советов, большевиков и прочих антимонархистов он и его сподвижники затевали воцарение приемника и прямого наследника трона царевича Алексея при регентстве младшего брата Николая II Михаила Александровича.

Офицерская партия, к сожалению, проиграла и к власти пришло Временное Правительство, в котором первую скрипку играл властолюбивый и маниакально-параноидальный персонаж — Александр Федорович Керенский. Он был председателем Временного Правительство, и, соответственно, выполнял функции непризнанного главы государства. Получив в свои руки власть, он панически боялся ее потерять, видя врагов в каждом, кто был не согласен с его мнением. Таким врагом стал для него генерал Лавр Георгиевич Корнилов, чьим верным союзником был генерал Крымов. За это Керенский в последствии отомстит. Отомстит по страшному, поругав офицерскую честь.

Но никакие последующие очернения личности генерала Крымова не смогут стереть документальные свидетельства его современников-соотечественников, которые все как один сходились во мнении, что Александр Михайлович был благородным офицером, с честью защищавшим интересы Империи. Еще более тепло относились к своему командиру преданные казацкие и горские части. Любили генерала за его искренний, хоть и вспыльчивый характер. Общаясь с вышестоящим начальством он никогда не стеснялся в выражениях, преследуя всецело интересы своих армейских подразделений. Все что было полезно для его солдата, то было полезно и для самого Крымова. Отсюда и фанатичная преданность сначала Забайкальского казачьего войска, затем Казачьей Кубанской дивизии, а в конце 3-ого конного корпуса и Туземной дивизии (знаменитая «Дикая Дивизия»).

«Тут я несколько отвлекусь, дав характеристику генерала Крымова, совместно с которым мне часто приходилось работать. Он, грубый с виду, резкий на словах, разносивший, не выбирая выражений, своих подчиненных, задиравшийся по всякому поводу с начальством, пользовался, несмотря на все это, безграничным уважением и горячей любовью всех подчиненных, от старшего офицера до младшего казака. За ним, по первому его слову — все в огонь и в воду. Это был человек железной воли, неукротимой энергии и неустрашимой личной храбрости. Он быстро разбирался в самой запутанной военной обстановке и принимал смелые, но неизменно удачные решения; хорошо изучил своих подчиненных и умел использовать их боевые качества и даже самые их недостатки. Так, зная склонность казаков держать подле себя коней, дабы в случае неудачи спешно изменить свое местонахождение, Крымов держал коноводов верстах в 50-ти от места боя, благодаря чему его казаки держались в пешем бою крепче самой стойкой пехоты. Зная местность огня, он со своими забайкальцами, природными охотниками, применял такой метод борьбы с наступающим противником: занимал горные вершины отдельными взводами казаков, которые устраивались там по-своему и били на выбор. Никакой огонь артиллерии, никакие атаки баварцев не могли выкурить из горных щелей засевших в них казаков. Я недолго работал с Крымовым, но вынес много ценных уроков и светлую память об этом доблестном солдате, об этом честном человеке, который не мог мириться с предателем Керенским и пережить позора России. Вечная ему память!» Генерал Андрей Григорьевич Шкуро.

dikaya-divisiya
Дикая Дивизия

Последние дни генерала Крымова

Являясь преданным защитником идей генерала Корнилова о единовременном удержании фронта во время Первой мировой войны и подавлении всякого мятежа в тылу до момента окончания боевых действий, он также поддерживал движение Лавра Георгиевича с последующим отстранением от власти Временного Правительства во главе с Керенским. Также принципиальность позиции Крымова просматривалась в откровенном отвращении к позициям большевиков и советов, которые расшатывали не только общество, но и фронт, что грозило тяжелейшим разгромом русских войск.

В конце августа 1917 года в Петрограде назревали выступления большевиков и советов с целью также сместить Временное Правительство и прибрать всю власть к своим рукам. Допустить такого поворота событий Ставка во главе с генералом Корниловым не могла, поэтому направила подразделение Крымова в столицу, чтобы контролировать ситуацию в городе и при необходимости жестоко подавлять всякие выступления неугодных элементов. Но мятежное настроение в стране охватило практически все ключевые инстанции. А главное, они охватили сознание железнодорожников, оказывавших всяческие преграды в продвижении войск. Так случилось, что все части Крымова был разбросаны по дороге от Могилева, где была Ставка Генерального штаба русских войск, в направлении Петрограда, и не могло идти и речи о том, чтобы успеть во время. План был изменен — дожидаться сосредоточения всех подразделений под столицей и только после этого выступать. Если в городе уже будут волнения, тогда незамедлительно их подавлять и очистить столицу от бунтовщиков.

К тому времени в сознании Керенского случился очередной крен в сторону своих бывших товарищей, советов. И он был морально на их стороне во время выступлений. Тут большей стоит говорить не об идеологической солидарности с советами, а в необходимости заблаговременно спасти свою шкуру, чтобы не попасть под лопасти репрессий. С этой целью Керенский вызвал Крымова на переговоры, так как неистово боялся прихода его казаков и «Дикой Дивизии». Крымов, хоть и терпеть не мог председателя правительства, все равно понимал, что на данном этапе необходимо всеми силами сохранить власть в руках Временного Правительства. Поэтому в тот момент видел в Керенском союзника в общем деле. Но на практике все оказалось совершенно иначе. Керенский высказал нелицеприятные мнения по поводу несвоевременности прибытия армейских частей генерала, будто они угрожают балансу сил в городе, и из-за этого может начаться мятеж. Крымов негодовал, он орал на все коридоры, не веря в то, что его так подло и цинично предали. Он оказался в руках Керенского, который медовыми речами намекал на то, что Александр Михайлович — мятежник, приведший свои войска для захвата власти с целью передачи ее в руки Корнилова. Это означало, что в скором времени Крымов будет подвержен унизительным допросам и, скорее всего, последующим арестом.

Такого унижения генерал не ощущал никогда в жизни, даже после поражений на фронте. Здесь же он проиграл в подковерных дипломатических ухищрениях, наивно надеясь, что у политиков есть честь и совесть. После продолжительных ругательств и последующего осознания своего незавидного положения генерал Крымов, выйдя из кабинета председателя правительства, выстрелил себе в грудь. Его еще могли спасти, если бы в госпитале он не попал в руки ярых ненавистников русского офицерства, которые издевались над этим достойным человеком. В последствии Александр Михайлович Крымов скончался от собственного ранения, а генерал Корнилов лишился одного из своих самых преданных сподвижников, который был готов на все ради достижения общей цели. Эти события стали началом репрессивных действий относительных русских офицеров, после чего последовала серия арестов видных армейских деятелей, не желавших сотрудничать с Керенским. По сути, руками председателя временного правительства был зажжен очаг будущей Гражданской войны, которая станет переломным моментом в истории русского государства.

ставка-могилев-1917-год
Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилеве