Indigo and permafrost - Каменный лес Stone Forest

Прихожу я в какой-то день в мастерскую, а Егор, ака ТвердЪ, мне сообщает, мол, есть подкаст про херитаж, деним, вещи, достаточно интересный, там меня упомянули. Давай послушаем(с) «Вай нот», – подумал я.

Послушали на одном дыхании. Я узнал что-то новое, какие-то интересные вещи для себя открыл, что-то подметил. И забыл. Ну, подкаст и ладно. Я не слушаю подкасты.

Недавно вышел 12-ый выпуск, узнал случайно вечером. (на самом деле нет – прим. совести). Утром ехал в мастерскую и знал, что сейчас будем слушать свежий выпуск. Немного волновался.

В процессе прослушивания много возмущался и давал свои комментарии. В начале автор говорил про то, что не стесняйтесь, пишите, мне важна обратная связь (если быть честным, то да, это важно, это помогает понять, как это видится и слышится со стороны – где пролет, где перебор). Выдохнул, собрался с мыслями и написал письмо. Что-то среднее между комментарием и моими придирками. Подумал о том, что «сарафанное радио» это здорово, но почему бы мне не воспользоваться тем, что я автор на сайте и не сделать какое-то ознакомительное интервью. Я же могу!

Итак, читайте, вдохновляйтесь. Очень надеюсь на то, что это короткое интервью сподвигнет вас переслушать все 12 частей подкаста Indigo and Permafrost и ждать нового выпуска.

Представьтесь, пожалуйста. Если хотите, расскажите, из какого Вы города, кто по профессии. Почему именно Indigo & permafrost? Обыгрывание России как «вечно снежной страны»? Как Вы узнали о всей этой херитаж/раггед/деним тематике?

Дмитрий: Меня зовут Дмитрий. Первое образование у меня историческое, но моя профессиональная жизнь находится в сфере маркетинга. Я живу в провинциальном городе в России. Если объяснять название подкаста в лоб, то это разговор про джинсы на русском языке, со взглядом из России. Но вечная мерзлота имеет, конечно, больше ассоциаций, чем просто заснеженная страна. Это про климат – и культурный, и политический. У нас очень много консерватизма, желания все «положить в холодильник, чтобы не портилось». Но на самом деле, чтобы не изменялось. И в этом смысле мужчина, решивший выглядеть сильно не как все, воспринимается радикально. Вдвойне забавно, когда это «не как все» вовсе не авангардно и футуристично, а напротив, обращено вспять, к моде первой половины прошлого века. Получается вполне постмодернистская ситуация: по сути консервативной одеждой делается антиконсервативное высказывание. В общем, мне интересны игры с культурным контекстом, а вовсе не штаны и ботинки сами по себе.

Как и большинство, я узнал о херитаж-стилистике случайно. И толком уже даже не вспомню, как именно это произошло. Возможно потому, что не было какого-то одного события, а было медленное погружение. Мне давно интересна была Япония, я разбирался с японским подходом к менеджменту, с тем, что у нас называют «бережливое производство», lean production, производственная система Toyota. Когда погружаешься глубоко, то неизбежно выходишь на вопросы трудовой этики японцев, более широкого контекста их культуры и искусства.

А джинсы я люблю с детства, так же как и большинство любителей денима, как мне кажется. Это какое-то «раз и навсегда». А потом эти линии пересеклись, после того, как я съездил в Японию в 2013 году.

Ну, а третья составляющая этого интереса – реакция на фаст фешн, на одежду, которая теряет всякий вид, через год, а то и раньше. Я такой скупердяй! Мне нравится покупать вещи, которые мне нравятся. И я даже готов платить за это значимые (для меня) суммы. Но после этого, я хочу наслаждаться приобретенной вещью максимально долго. И когда обнаружилась такая одежда, которая с течением времени и в процессе носки становится только лучше, красивее, я понял, что это мое. А теперь мне стали не безраличны и экологические аспекты потребления: мне не нравится и пластик в океане, и мусор в ближайшем к моему дому лесу. Даже если этот лес каменный 🙂 В общем, я стараюсь не покупать то, что нужно будет быстро выбросить. Но и на джинсы я это отношение продлеваю: я не сторонник коллекционирования джинсов. Сколько пар можно носить одновременно, чтобы зафейдили?

Как считаете, от чего зависит переход от fast fashion на slow fashion? Это какое-то возрастное изменение? Или возраст не играет роли, а главное это понимание, что «не настолько богаты, чтобы покупать дешёвые вещи»? 

Дмитрий: Думаю, тут все индивидуально. Возможно, совсем молодым людям просто не интересно об этом задумываться вообще, плюс в молодости гораздо чаще денег меньше, чем в зрелости. И от этого кажется, будто молодые предпочитают фаст фешн. Рациональный мотив сокращения совокупных расходов на одежду, этакой «умной экономии», мне тоже не кажется атрибутом молодости. Впрочем, что мы тут называем молодостью? 20 лет или 30? Когда у тебя уже есть семья, ипотека и кот, это уже не та молодость, о которой я говорю, и не важно сколько тебе при этом по календарю. В общем, важны не вещи, а отношение к жизни.

Почему выбран формат подкаста, а не какой-то Телеграм-канал, группа/сообщество/паблик? 

Дмитрий: Подкасты сейчас на очередном подъеме. Судя по статистике, у моего подкаста очень большая доля тех, кто слушает его непосредственно с сайта. Это говорит, что у слушателя мало подкастов в ротации, иначе было бы просто неудобно. Чтобы не ходить по разным сайтам, придуманы подкаст-приложения, ты подписываешься из каталога на то, что тебе интересно, и свежие выпуски сами «прилетают» к тебе в плеер. Так вот, это означает, что для многих людей мой проект становится проводником в мир подкастов. А кто-то, может, захочет и свое шоу завести. Я ведь тоже сначала слушал, прежде чем решил записывать. В общем, сейчас подкасты – это Ютьюб 5 лет назад и блоги 10 лет назад. Самое время начинать. Но для меня выбор такого формата был обусловлен не только этим. Во-первых, я всю жизнь пишу какие-то тексты, мне просто это надоело. А во-вторых, визуальное пространство сейчас дико замусорено – соц.сетями, рекламой, кликбейтными новостями. А в подкасте мы наедине со слушателем: он один и мой голос. Ну, и еще я люблю пробовать что-то новое. Вот пришлось освоить азы звукозаписи, монтажа, саунд дизайна. И тут еще непаханное поле для совершенствования.

Почему решили освещать эту тематику? Есть ли какая то локальная/глобальная цель? 

Дмитрий: Да у всего блогинга (в любой его форме) есть только три потенциальные темы: о профессии, о хобби, «обо всем на свете, за жизнь». Я выбрал хобби. В том числе потому, что подкастов «за жизнь» – большинство. А от работы надо и отвлекаться иногда. И вообще, я уже пережил ту стадию, когда считал, что мое профессиональное занятие достойно того, чтобы отдавать ему 24 часа в сутки.

Главная цель – получить удовольствие от процесса. Для подготовки каждого эпизода я ищу информацию по разным темам, много читаю, узнаю то, что давно хотел узнать, и что-то совершенно неожиданное, что попадается по ходу изысканий, вроде истории о панаме Дейзи Мэй. Мне нравится, что новые эпизоды получаются лучше прежних. То, что другим людям это тоже интересно, им нравится то, что я делаю, это всегда мотивирует. Смогу ли я в будущем как-то монетизировать этот подкаст не играет роли. Смогу – хорошо, нет – продолжу заниматься все равно.

Чего ожидать во втором сезоне? 

Дмитрий: О, тут очень хочется как-то заинтриговать, с другой стороны трудно говорить о том, что еще не сделано. Надеюсь удастся добавить к моему голосу в эфире других людей. Главная задача – дать слушателю еще больше интересного контента. Хотелось бы перейти на еженедельный формат, но пока трудоемкость одного выпуска не позволяет. Так что, полагаю, и во втором сезоне эпизоды будут выходить как сейчас: раз в две недели по средам.

И последний вопрос. Ветлицкая или Салтыкова?

Ветлицкая 🙂 Но это было так давно…