Георгий Яковлевич Седов - Stone Forest

Северный морской путь – кратчайший маршрут между европейской частью нашей страны и Дальним Востоком. В последние годы Россия и другие страны проявляют повышенный интерес к развитию перевозок по Арктике, так как Южный морской путь через Суэцкий канал намного длиннее. СМП в нашем законодательстве определяется как исторически сложившаяся транспортная коммуникация России в Арктике. Почему же РФ считает свои права на арктический маршрут грузоперевозок исключительными? Это обусловлено его географическим положением и богатой историей исследований.

Освоение северных морей началось еще во времена Российской империи. Одним из исследователей был Георгий Седов, выходец из бедноты, проведший множество экспедиций и трагически погибший в погоне за мечтой – покорением Северного полюса.

Марка Георгий Яковлевич Седов - Stone Forest

Ранние годы

Георгий Яковлевич Седов родился на хуторе Кривая Коса в 1877 году. Тогда это была Область Войска Донского, а сегодня – Новоазовский район Донецкой области, большая часть которого контролируется самопровозглашенной Донецкой Народной Республикой. В семье Седовых было 9 детей – 4 сына и 5 дочерей. Отец зарабатывал на жизнь тем, что пилил лес и ловил рыбу. Когда он работал, семья чувствовала себя вполне сносно, а когда уходил в запои и пропивал имущество, ей приходилось жить впроголодь.

С 8 лет Георгий ловил с отцом рыбу и выходил на поденную работу в поле. Когда отец на три года бросил семью, обеспечивать пропитание стало особенно тяжело. Один из братьев Георгия умер от воспаления легких, а самого его отдали в батраки богатому казаку, где мальчик работал за еду.

В 1891 году Георгий отправился учиться в церковно-приходскую школу и за два года прошел в ней трехлетний курс. Он был лучшим учеником, помогал учителю, водил строй на военной гимнастике и в конце обучения получил похвальный лист.

Исследователь Георгий Седов - Stone Forest

Мечты о море

После окончания церковно-приходской школы Седов поработал батраком и приказчиком в магазине на родном хуторе. Кривая Коса стоит на берегу Азовского моря, и юноша к тому времени понял, что хочет стать капитаном дальнего плавания. Родители не хотели, чтобы сын уехал учиться в мореходную школу. Георгию приходилось прятать свое метрическое свидетельство и полученный в церковно-приходской школе похвальный лист. Он тайно копил деньги и готовился уйти из дома.

В 1894 году Седов сбежал от родителей и направился в Ростов-на-Дону, где поступил в мореходные классы. Когда мать и отец узнали об успехах сына в учебе, они поменяли свое отношение к его отъезду. В 1899 году Георгий стал штурманом дальнего плавания, немного поработал на гражданских судах и перешел на службу в военно-морской флот.

Георгий Седов - Stone Forest

Исследователь северных морей

В 1902 году Седов отправился в гидрографическую экспедицию, которая изучала остров Вайгач (граница Карского и Баренцева морей), а также окрестности Новой Земли и устье реки Кары. Георгий Яковлевич был назначен помощником начальника экспедиции. Руководитель исследовательской миссии гидрограф Александр Иванович Варнек отзывался о Седове как о человеке энергичном, острожном и хорошо знающем свое дело. Именно ему поручались трудные, ответственные и зачастую сопряженные с серьезной опасностью задачи.

В перерыве между научными экспедициями Седов участвовал в Русско-японской войне. Он был сначала ревизором, а затем и капитаном миноноски в составе Сибирской военной флотилии.

В 1909 году Георгий Яковлевич отправился в Чукотскую экспедицию, где руководил исследованием устья реки Колымы и удобных морских подходов к ней. Экспедиция была высоко оценена, поэтому Седова приняли в члены Русского географического общества.

Корабль Георгий Седов - Stone Forest

Непокорный полюс

В 1911 году Седов планировал новую экспедицию в восточную часть Арктики, но его направили исследовать Каспийское море. Георгий Яковлевич принял это распоряжение с неудовольствием – его манили холодные широты. Однако задание он выполнил с привычной добросовестностью и по возвращении получил чин капитана.

В 1912 году Седов решил отправиться на Северный полюс. Несколько лет назад о его покорении объявили американцы Фредерик Кук и Роберт Пири, но заявления обоих исследователей были подвергнуты сомнению. Для Георгия Яковлевича почему-то было принципиально важно опередить великого норвежца Рауля Амундсена, хотя тот неудачно попытался добраться до Северного полюса лишь в 1918 году.

Седов считал, что Амундсен хочет идти к полюсу в 1913 году. Он оказался в созданном собственными руками цейтноте и даже опубликовал в «Синем журнале» очерк под названием «Как я открою Северный полюс».

Изначально экспедиция была поддержана правительством, но при детальном рассмотрении комиссия отказалась выделять государственные средства. Она посчитала замысел нереальным и абсолютно фантастическим. Вместо 50 000 рублей из казны Седов собрал более 40 000 рублей добровольных пожертвований и арендовал старую парусно-паровую шхуну под названием «Святой великомученик Фока». Раньше это судно было норвежским зверопромысловым барком «Гейзер».

Времени на подготовку не хватало, поэтому течь в корпусе шхуны не была полностью отремонтирована. На судне имелась радиостанция, но Седову не удалось найти радиста, и бесполезную аппаратуру оставили в Архангельске.

Ошибок было слишком много. На борт планировалось взять 85 ездовых собак, но удалось купить только 35. Остальные были дворнягами, которых ловили прямо на улицах Архангельска. Многие из этих собак не перенесли суровых условий и быстро погибли. Грузоподъемность «Святого великомученика Фоки» оказалась недостаточной, и экспедиции пришлось оставить на берегу часть топлива, провизии и снаряжения, включая примусы. Незадолго до отплытия капитан, его помощник, боцман, штурман, первый и второй механик отказались выходить в море из-за явной неготовности к столь серьезному путешествию. Седову пришлось в спешке набирать новую команду.

Выход в море состоялся 14 августа 1912 года. На борту шхуны был запас угля примерно на 25 дней хода. По пути судно, переименованное Седовым в «Михаил Суворин», попало в шторм и потеряло часть груза. 15 сентября оно натолкнулось на непроходимые льды. Георгий Яковлевич понял, что Земли Франца-Иосифа в этом году достичь не удастся, и приказал оставаться на зимовку. У экипажа не хватало теплой одежды, закупленные в спешке треска и солонина оказались испорченными.

Зимовка продолжалась 352 дня, в ходе которых члены экспедиции исследовали Северный остров Новой Земли.

В июне 1913 года капитана корабля Захарова вместе с четырьмя членами экипажа (трое из них заболели цингой) отправили в Архангельск. Они должны были передать просьбу о высылке провизии, но из-за позднего прибытия группы и отсутствия средств в кассе комитета помощи экспедиция не получила.

3 сентября 1913 года «Михаил Суворин» смог высвободиться из льдов и добрался до острова Нортбрук, относящегося к Земле Франца-Иосифа. Не получив необходимых припасов, экспедиция направилась дальше, но уже 19 сентября была вынуждена остановиться на вторую зимовку у острова Гукера. Топлива и продовольствия не хватало, почти все члены экипажа заболели цингой. Избежали ее только 7 человек, которые ели мясо собак и добытых моржей, а также пили горячую медвежью кровь. Седов был в числе тех, кто отказался от подобного рациона.

2 февраля 1914 года уже серьезно больной Георгий Яковлевич с двумя матросами направляется к Северному полюсу на собачьих упряжках. За 18 дней пути он смог добраться до острова Рудольфа, самого северного из островов Земли Франца-Иосифа. Здесь Седов и скончался среди льдов. Его тело обернули двумя парусиновыми мешками, в могилу положили флаг, который исследователь хотел установить на полюсе, а крест сложили из лыж. Собака по кличке Фрам осталась у могилы. Отправившиеся в обратный путь матросы надеялись, что пес догонит их, но он не вернулся.

Наследие Седова

Несколько членов экспедиции умерло от цинги, но «Михаил Суворин» все же смог вернуться на материк, хотя из-за нехватки топлива он добрался до него в полуразрушенном состоянии. В паровой машине пришлось сжигать не только мебель, но и палубные надстройки с переборками.

Критики Седова считают неправильным, когда его поход почтительно и даже восторженно называют «Первой русской экспедицией к Северному полюсу». От Архангельска до Северного полюса около 2 000 километров, а исследователь с жертвами и потерями не прошел и 200 километров.

И все же Седов, трагически погибший из-за недостатка опыта в организации подобных экспедиций, по духу был настоящим первооткрывателем. Это легко понять, просто глядя на карту русского севера. Его имя увековечено в названиях группы островов в составе архипелага Северная Земля в Карском море, острова в Баренцевом море, мыса и ледника на Земле Франца-Иосифа, двух заливов и пика на Новой Земле и мыса в Антарктиде.