Проблемы старения

Гении из Гарварда, которые занимаются генетикой, утверждают, что мы можем жить до 120 лет, используя определенные пищевые добавки и меняя свой образ жизни. Приготовьтесь встретить своих будущих потомков.

Содержание

wikium.ru прокачай свой мозг

Младенцы 2010-2020-х гг. к началу 2100-х станут восьмидесятилетними стариками; большинство жителей следующего столетия являются поколениями, не родившимися во времена привычных нам вещей: печатная пресса, детство без смартфонов и т.д. Разительные отличия. Но, возможно, мы еще успеем объяснить им прелести 1990-2000-х гг.

Старение – это болезнь

Оказывается, понимание цивилизацией процесса старения человеческого тела и изучение приостановления этого процесса продвигаются быстрее, чем кто-либо из нас ожидал. Некоторые ведущие биологи планеты считают, что мы можем сдерживать течение старения, начиная уже с сегодняшнего дня при помощи современных лекарств, добавок, диет и упражнений. Медицинское сообщество начинает рассматривать процесс старения, как поддающуюся лечению болезнь.

Но в обычном обществе идея о том, чтобы прожить без проблем больше века, все еще воспринимается как абсурд. А библейские истории о долгожителях продолжают восприниматься как сказки. Если вы дожили до 70 или 80 лет, это уже считается удачным стечением обстоятельств. Вы везунчик. А после этого возраста начинается естественный процесс увядания, подогреваемый тяжелой болезнью. С хорошими генами, правильным питанием и достаточно глубокими карманами вы можете достичь 90 лет. А уж дальше вы просто станете героем новостей, который с язвительной ухмылкой будет рассказывать потомкам о делах давно ушедших дней, делиться опытом долгожителя с вековым стажем.

В 110 лет вы просто легенда, миф, строчка в книге рекордов Гиннесса. В 2019 году старейшему в мире человеку Кейну Танаке из Японии исполнилось 116. Текущий мировой рекорд был установлен Джин Калмент, которая умерла в 1997 году в возрасте 122 лет. Хотя один геронтолог выступил с разоблачением, что дочь Калмента тайно заняла ее место во время хаоса Второй мировой войны.

Люди давно одержимы желанием увидеть как можно больше событий будущего. Но самое оптимистичное наше желание связано с дожитием до 100-летнего возраста. Профессор-биолог Дэвид Синклер считает, что к концу столетия дожить до 120 лет будет считаться не таким уж и серьезным результатом, примерно как сейчас до 50-55 лет.

Синклер отмечен наградами не только как ученый, но и как автор книги «Продолжительность жизни: почему мы стареем и почему нам это не нужно». Профессор, который недавно стал знаменитостью благодаря одному из подкастов Джо Рогана, едва ли является первооткрывателем долголетия в нашей цивилизации. В 2004 году изобретатель Рэй Курцвейл начал пропагандировать идею о том, что мы могли бы жить вечно, если бы мы только продержались до середины 2020-х годов. К тому времени продвинутая биотехнология вместе с возможностями искусственного интеллекта возьмет на себя решение проблем старения.

Вскоре Курцвейл стал известен в Силиконовой долине своими гигантскими пакетами витаминов и добавок, которые он принимал несколько раз в день в надежде остаться наедине с сингулярностью. Он любил цитировать исследователя долголетия Обри Де Грэя, который занимается регенеративной медициной и который однажды сделал дикое заявление: «К 2100 году ожидаемая продолжительность жизни будет в районе 5000 лет».

Синклер не такой. Тихий австралиец очень тщательно подбирает слова, он не утверждает, что мы можем жить вечно или увидеть 7100 год. Но считает, что многие из нас должны быть в состоянии преодолеть 122-летний барьер и жить до 150 лет.

В отличие от Курцвейла и де Грея Синклер получил реальное признание в области биологии. Большая часть его наград была получена за выявление механизма старения дрожжей, но он также расширил свои познания в этой области посредством лабораторных мышей. В одном из своих любимых экспериментов гериатрическая мышь бегала без остановки так долго, что сломала лабораторную беговую дорожку, которая была рассчитана на пройденное расстояние в районе 3 километров – ультрамарафон для грызунов.

Поэтому, когда Синклер говорит, что «старение лечить легче, чем рак» и что если мы лечим старение, мы минимизируем вред от рака, стоит его послушать. Первая треть его книги – это обширная история о генетической науке и его «информационная теория старения», в которой в основном говорится о том, что наши клетки разрушаются, потому что делают все более и более плохие аналоговые копии самих себя. Как кассеты, записывающие записи с других кассет.

Никотинамидадениндинуклеотид

ДНК в каждой клетке изнашивается. Клеточные стенки ослабевают и начинают разрушаться. Все наши клетки когда-то были стволовыми клетками и должны были принять одну из форм – сердца, кожного покрова, мозга. Когда мы стареем, некоторые клетки продолжают продуктивную работу, снова становясь стволовыми клетками, но они не могут воспроизвестись в том же самом виде и работать с тем же самым уровнем продуктивности. Что может привести к опухолям, разрушенным капиллярам и другим ужасным клеточным ошибкам.

«Эта потеря информации ведет каждого из нас в мир болезней сердца, рака, жутких болей, слабости и смерти», – говорит Синклер. “Мы пока не можем заставить наши клетки делать свои цифровые копии без потерь. Но мы должны начать рассматривать ошибки копирования «как царапины на компакт-диске», – говорит Синклер.

Что же подтвердил Синклер с помощью беговой дорожки для мышей и других экспериментов: ферменты, называемые сиртуинами, могут настолько сильно повысить прочность клеток, что они перестают давать сбой. Вы можете активировать сиртуины с помощью «молекулы-помощника», называемой НАД (никотинамидадениндинуклеотид). У старой по возрасту мыши было так много НАД, что ее кровеносные сосуды были здоровыми и молодыми, полными кислорода. Как будто мышь будет бежать вечно.

Никотинамид мононуклеотид

Есть много способов увеличить количество NAD в организме. Многие дорогие лекарства и добавки обещают повысить его, но сам Синклер предпочитает NMN — никотинамид мононуклеотид.

NMN, полученный из витамина B ниацина, не самая дешевая добавка. Месячный запас обойдется примерно в 20 долларов. Доза – 250 мг в день. Сам Синклер ежедневно принимает 1 грамм NMN, смешивая его йогуртом. Чтобы следовать его рецепту придется тратить 20 долларов в неделю. Тем не менее, это достойные инвестиции, если они избавят вас от необходимости выкладывать огромные суммы за препараты для борьбы с болезнями.

Увеличилось количество убедительных исследований, доказывающих, что NMN (и его химический кузен NR) может быть источником молодости. Синклер начал давать его своему отцу, когда тому было 70 лет. Тот только что потерял жену и пребывал в состоянии медленного угасания. Сейчас ему 80, он ходит на свидания, путешествует самолетом на такие большие расстояния, что сам Синклер едва успевает за ним. Дэвид также начал давать NMN своему 10-летнему псу Чарли, который работал терапевтической собакой в ​​больницах. Но о медицинской карьере пришлось забыть, потому что у оживленного пса теперь слишком много энергии, чтобы спокойно сидеть возле пациентов.

Даже просто принимая NMN в течение недели, вы начнете чувствовать бодрящие эффекты: как при тройной эспрессо, но с большей длительностью.

Ресвератрол и метформин

NMN не единственная добавка, которую Синклер принимает или рекомендует принимать. Он советует также ресвератрол, найденный в красном вине. Уже несколько лет мы знаем, что ресвератрол снижает артериальное давление. Оказывается, он также повышает NAD. Долгое время все думали, что ресвератрол полезен, потому что является антиоксидантом, но такие биологи как Синклер начали изучать его полезные свойства относительно процессов старения. И еще есть метформин, один из наиболее широко используемых препаратов от диабета, который также обладает антиэйдж свойствами.

Однако врачи в настоящее время не назначают ни одну из этих добавок для борьбы со старением, потому что не считают старение болезнью. Современная медицина считает, что болезнь по определению не может влиять сразу на все население. Синклер полагает, что в конце концов добавки приживутся, как только новейшая научная литература впитает в себя последние исследования в области борьбы со старением.

Вирус Бенджамина Баттона

Есть и другие новые лекарства, о многих из которых Синклер не может говорить. Он считает, что к ним могут отнестись весьма скептически. Но он предсказывает, что в течение следующих нескольких десятилетий доктора начнут вводить всем доброкачественный вирус, который может буквально перепрограммировать наш геном, помогая снова стать молодым. Вы проходите курс инъекций в возрасте около 30 лет, а затем, когда вы начинаете ощущать эффект старения в возрасте около 40, курс антибиотиков разбудит омолаживающий вирус.

Это заставило бы заработать наши гены, обратить наши биологические часы вспять – никаких седых волос, никаких морщин, регенерация органов.

«Как и Бенджамин Баттон, вы снова почувствуете себя 35-летним, потом 30-летним, а затем 25-летним», — пишет Синклер. В этот момент вы начнете использовать второй антибиотик, отключая вирус молодости, чтобы процесс антистарения не зашел слишком далеко.

Это не все лекарства и футуристические методы лечения старения. Есть два других способа помочь бороться со старением, которыми в современную эпоху должны заниматься все: диета и физические упражнения.

Физические упражнения

Физическая нагрузка менее обременительна, чем думает большинство людей. Всего лишь полчаса активной сердечно-сосудистой деятельности в день на регулярной основе оказывает огромное благотворное влияние (возможно, даже больше, чем тренировка в течение часа, потому что остается больше энергии, чтобы сжигать калории). Сам Синклер тренируется только один или два раза в неделю, бегает и играет с сыном. Он также тренирует свое тело, подвергая его воздействию экстремальных температур: сауны, ледяная вода и бег в футболке по покрытому снегом Бостону. Как показали его исследования, эти методы тоже увеличивают продолжительность жизни. Как минимум, испытуемых лабораторных существ. Основная часть антивозрастной программы заключается в том, чтобы подвергать организм определенному количеству стресса.

Диета

А теперь про диету. Ограничение употребляемых калорий действительно ведет к увеличению продолжительности жизни. Кажется, не имеет значения, поститесь ли вы в течение нескольких дней в неделю, или в течение одной недели каждые несколько месяцев, или едите только до тех пор, пока не дойдете до стадии «80% насыщения», как японцы, или дотошно придерживаетесь 1200 калорий в день, или просто пропускаете один из трех приемов пищи, как это делает Синклер.

Что бы вы ни делали, ограничение потребляемых калорий пробуждает голод, и в этот момент ваши клетки превращаются в маленькие крепости, защищая от всех видов повреждений ДНК. Это настолько действенно, что пациентам, проходящим химиотерапию, теперь советуют поститься настолько, насколько они могут, и пить только воду, если это возможно. Если они прекращают потреблять много калорий, их обычные клетки становятся достаточно сильными, чтобы противостоять химиотерапии, которая одновременно оказывает влияние на них и поражает раковые клетки, как ангел смерти.

Если вы достаточно круты, стоит попробовать Prolon, пятидневную диету стоимостью 250 долларов, изначально разработанную для пациентов с химиотерапией. В 2019 году она признана самой продуктивной в среде одержимых долголетием жителей Кремниевой долины. Пример: оливки, травяной чай, крошечный ореховый батончик, пакет с крекерами из капусты. Есть еще диета Whole30: в течение месяца вы едите только белок, овощи, фрукты, орехи и семена, но можете есть столько, сколько хотите. Перечисленные продукты имеют высокую пищевую ценность и не вызывают сильного голода.

Периодическое пребывание в состоянии голода со временем проходит. Вы начинаете осознавать, что не нуждаетесь в том количестве пищи, что потребляли до этого. А самое главное – вы начинаете осознавать и замечать, что не только худеете, но и лучше себя чувствуете. Самый лучший совет, который можно дать любому из современных жителей мегаполисов, это: «Просто перестаньте так много кушать».

В скором времени ограничение потребления калорий станет нормой. Мы будем получать точную информацию о требуемой организмом пищи в тот или иной отрезок времени. И поверьте, речь будет идти о здоровой правильной пище в ограниченном количестве, а не о тоннах бургеров, пиццы, литров сладкой газировки. В будущем люди будут с содроганием вспоминать времена обжорства.

Слишком много долгожителей – плохо

Когда повсеместно будут разработаны уникальные оздоравливающие диеты, введены обязательные физические упражнения, внедрятся походы в сауну и обливания холодной воды, начнут употребляться NMN, ресвератрол, метформин, колоться доброкачественные омолаживающие вирусы, а заодно все бросят курить и прекратят пить алкоголь, плюс начнут пристегивать ремни безопасности, потенциально возникнет очень большая проблема – чувство вины.

Чем больше будет долгожителей на планете Земля, тем меньше свободного пространства на ней останется. Если в скором времени мы не колонизируем одну из соседних планет, нам всем грозит страшное перенаселение и сопутствующие беды. Наше долголетие выглядит безответственно в отношении наших же собственных детей и будущих поколений.

Иезекииль Эмануэль, председатель департамента медицинской этики Университета Пенсильвании (и главный архитектор Obamacare) подтвердил, что полностью поддерживает свое неоднозначное эссе 2014 года: «Почему я надеюсь умереть в 75 лет». Несмотря на оказанное на него давление, Эммануэль (сейчас ему 62 года) сказал, что его основные аргументы так и не смогли опровергнуть: люди в возрасте 80 лет, которые все еще энергичны, не делают «значимой работы» для общества; к примеру, писатели старше 75 лет не производили новых уникальных книг, а просто переосмысливали свои прошлые работы.

Хотя это довольно странный показатель оценки значимости человеческой жизни. Извините, бабушка, вам пора уходить в мир иной, вы не делаете значимой работы для общества и даже не пишете новые книги. Аргумент Эмануэля игнорирует то, что говорят нам такие биологи, как Синклер. Чем дольше мы стареем и остаемся в добром здравии, тем полезнее мы будем для общества.

Слишком много долгожителей – хорошо

Синклер, как и следовало ожидать, не мог согласиться с Эмануэлем. Прежде всего, говорит он, давайте предположим, что завтра все перестанут умирать от возрастных причин. Но они этого не сделают даже при самом действенном лекарстве против старения. Но если они это сделают, это всего лишь 100 000 лишних людей в день. Ежедневно умирает около 150 000 человек, примерно ⅓ из них по причинам, связанным с возрастом.

Сравните это с нынешними темпами роста в мире. Более 350 000 детей прибывают каждые 24 часа. Население Земли растет из-за размера средней семьи в развивающемся мире, а не потому, что больше людей стало жить дольше. Основной способ обуздать это – переместить больше семей в города, где, кстати, мы не должны винить бэби-бумеров из-за отсутствия жилья. Нам просто нужно больше строить.

Что касается угрозы изменения климата – возможно, старшее поколение начнет уделять этому больше внимания, когда само начнет жить в отвратительных экологических условиях. Или когда им придется смотреть своим правнукам в глаза и пытаться объяснить свое бездействие.

Во-вторых, здоровый бум долголетия на самом деле снял бы огромную нагрузку с системы здравоохранения. Сокращение хотя бы на 10 процентов таких основных причин смерти, как сердечные заболевания, может сэкономить триллионы долларов – деньги, которые затем могут быть реинвестированы в медицинские исследования или просто возвращены пациентам в виде более низких затрат на лекарства и лечение более сложных заболеваний. В этом есть смысл – рассматривать старение, как основную болезнь, которая провоцирует все остальные. Например, пишет Синклер, курение повышает вероятность рака легких в пять раз, но если вы находитесь в возрасте от 20 до 70 лет, ваши шансы заболеть этой болезнью возрастают в тысячу раз, даже если вы никогда не сосали “раковую палочку”.

«Старение – безусловно, самый большой фактор риска с учетом любой болезни, на порядок», говорит Синклер. «Не вводите себя в заблуждение: стареть и болеть – это не весело, ни для вас, ни для вашей семьи. Поэтому я считаю, что мы обязаны как можно дольше сохранять здоровье».

Хорошо, но если старики не забивают наши больницы, что все они собираются делать – просто отодвигать день выхода на пенсию, в то время как молодые поколения работают все больше и больше, просто чтобы инвестировать в свою будущую пенсию? Синклер считает, что в какой-то момент нам придётся пересмотреть принципы социального обеспечения, повысив пенсионный возраст. Нынешнее не было создано с учетом средней продолжительности жизни в 80 лет, не говоря уже о 120.

Вместо выплаты денег мы должны пробудить в людях способность ясно мыслить и восстановить память, чтобы позволить им продуктивно работать. Раз в десять лет отдыхайте в течение года, путешествуйте, набирайтесь сил, приобретайте новые навыки, возвращайтесь в рабочее русло обновленными и готовыми к нагрузкам. А если рабочих мест недостаточно, всегда найдется вакансия для ученых и исследователей. Собственная лаборатория Синклера в Гарварде быстро растет и может расти быстрее. Может потребоваться десятилетие, чтобы переучить себя и быть полезным в науках.

В 2019 году такое перепрофилирование приведет к тому, что пожилые люди наберут долги по студенческим кредитам. По крайней мере, в США; другие страны более осведомлены о важности инвестирования в низкозатратное образование в колледже. Но поскольку триллионы долларов высвобождаются в сфере здравоохранения благодаря тем, кто дольше живет, остальные штаты последуют примеру Нью-Мексико и сделают колледж бесплатным для всех. Долгая жизнь и непрерывное образование должны идти рука об руку.

Приобретая хорошее здоровье и долгую жизнь, вы заодно должны подготовиться и к 3-4 различным профессиям. А заодно можно написать десятки совершенно новых книг в свои 80 и старше, просто чтобы переубедить Иезекииля Эмануэля.