Борьба за власть – дело тонкое. Особенно в государстве, в котором совсем недавно произошли изменения в высших кругах. Так, например, было в Германии. Уже спустя несколько месяцев после «национальной революции» в различных слоях населения и силовых структурах начало расти недовольство. Новоиспеченному рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру нужно было принимать жесткие меры. Это событие войдет в историю под названием «Ночь длинных ножей».

Борьба за власть

Гитлер благодаря «национальной революции» заполучил пост рейхсканцлера Германии. Но расслабляться ему было некогда. В рядах штурмовых отрядов (СА) начало резко расти недовольство. Появились разговоры о том, что Гитлер предатель, а значит, нужна вторая «истинно социалистическая» революция. А в качестве лидеров были выдвинуты кандидатуры Грегора Штрассера и Эрнста Рёма.

Вообще, штурмовики играли важную роль в стране. Их готовили для свержения Веймарской республики в 1923 году. Они же стали главными действующими лицами во время Пивного путча. А к началу 1933 года их количество составляло порядка 600 тысяч человек. Но уже к концу года группировка возросла до 3-х миллионов. Они были хорошо вооружены и обучены. Но самое неприятное для Гитлера было то, что своим лидером они считали не его, а Рёма. Естественно, НСДАП не знала, что с ними делать.

Штурмовые отряды представляли собой бомбу замедленного действия. Рём же, в свою очередь, надеялся, что новоиспеченная национал-социалистическая армия будет сформирована на основе его «коричневорубашечников». А он станет ее командиром. Но у Рёма было много противников. Офицеры рейхсвера его презирали, как и президент Гинденбург. Началось открытое противостояние. Тут вмешался Гитлер. По его приказу штурмовые отряды и рейхсвер были объедены, правда, достаточно формально. Ни о каком единстве не могло быть и речи. Тогда было решено провернуть уловку. В мае 1933 года военному министерству должны были подчиняться все силовые структуры, включая СА, СС и «Стальной шлем». Причем, штурмовики вообще должны были слиться со «Шлемом». Была надежда, что в таком случае они окажутся в меньшинстве и перестанут быть реальной угрозой для власти. Но получилось наоборот.

Рём сумел повернуть ситуацию в свою пользу и количество штурмовиков резко возросло. Эрнест заявил, что у него порядка 4,5 миллионов сторонников. После чего он потребовал власти в пограничной охране и контроля над военными складами в восточной части страны. Противостояние в очередной раз обострилось. Генерал-полковник фон Бломберг вспоминал:

«Рём считает, что оборона страны должна быть прерогативой СА, рейхсверу же следует поручить функции осуществления допризывной военной подготовки».

У фон Бломберга не оставалось иного выхода, как обратиться за помощью к Гитлеру. Надо сказать, что Адольф оказался в затруднительном положении. Он разделял идеи Рёма, но пойти на конфликт с военными тоже не мог. От них зависел успех его экспансионистских планов. Поэтому он решил примирить враждующие стороны. Фон Бломберг и Рём даже подписали соглашение, в котором говорилось, что СА ведет допризывную (и резервистскую) подготовку, а рейхсвер отвечал за защиту рейха. Состоялась даже официальная церемония примирения. Но… сразу после ее окончания Рём заявил:

«То, о чём объявил этот ефрейтор, нас не касается. Я не собираюсь придерживаться соглашения. Гитлер вероломен и должен отправиться, по крайней мере, в отпуск. Если он не с нами, то мы сделаем своё дело и без Гитлера».

Об этом доложили Рудольфу Гессу. Но реакции не последовало. Затем узнал об этих словах и сам Гитлер. Правда, он тоже не спешил связываться с Рёмом, заявив:

«Надо обождать и посмотреть, как будут развиваться события».

В общем, никто из германской верхушки не хотел обострять отношения с Рёмом. Его уважали и боялись. Все понимали, что противостояние с СА может обернуться для страны настоящей катастрофой. Понимал это и сам Рём, поэтому вел себя вызывающе и нагло. Он был уверен, что сумеет добиться поставленной цели.

Против штурмовиков

В конце апреля 1934 года стало понятно, верхушку СА необходимо ликвидировать. Началась разработка спецоперации под милым названием «Колибри». Предполагалось, что на тот свет отправятся все руководители опасной группировки, в том числе и Рём. Гитлер до последнего оттягивал операцию, ему не хотелось решать проблему таким образом. Но выхода ему не оставил сам Рём. Лично Гиммлер начал объезд подразделений СС и готовил их к предстоящему выступлению против штурмовиков. Параллельно Гейдрих собрал информацию для Гитлера, которая доказывала «преступные замыслы» Рёма. Это было необходимо сделать для душевного спокойствия Адольфа. Причем в сборе компромата активно участвовали и некоторые высокопоставленные военные из штурмовых отрядов. Например, обергруппенфюрер Фридрих Вильгельм Крюгер, почетный фюрер СА Фридрих Граф и другие. Они вовремя поняли, что грядет буря, поэтом решили отречься от Рёма, дабы сохранить себе жизни.

Но в итоге, представить Гитлеру было банально нечего. Рём не готовил выступление против власти. Наоборот, он то и дело сообщал в специальные органы об антиправительственных высказываниях. А его речи о «второй революции национал-социализма» были лишь рычагом воздействия на колеблющегося Гитлера. Но маховик уже вовсю работал, никто и не подумал его останавливать. Рём был неудобен всем. Сыграл еще и тот фактор, что аудитория Рёма действительно была готова начать вторую революцию. Многие считали, что СА должны устранить рейхсвер. Поэтому Рёма и его окружение требовалось ликвидировать. И чем быстрее, тем лучше.

Гиммлер, Геринг и Гейдрих составили, так называемые, «расстрельные списки». После этого была дана отмашка СС и рейхсверу готовиться к атаке на штурмовиков. Гитлер же получил два послания. В одном говорилось, что СА начинает восстание в Берлине. Во втором – о погромах, которые штурмовики устроили в Мюнхене. Понятно, что это была провокация, но Гитлер на нее клюнул. И вместе с Геббельсом отправился в Баварию. А Геринг и Гиммлером принялись зачищать Берлин. Вскоре Рём и его окружение были арестованы.

Расправа

Первого июля Гитлер все-таки собрал волю в кулак. Он послушал своих многочисленных советчиков и принял волевое решение расстрелять Рёма. Точнее, позволить Эрнсту уйти из жизни как настоящему боевому офицеру. Он приказал дать Рёму пистолет с одним патроном и предложить покончить с собой. Лидер СА находился под стражей в «Штадельхайме». Один из посланников Гитлера – Эйке – зайдя в камеру к Рёму, произнес:

«Ваша жизнь кончена. Фюрер даёт вам шанс подвести её итоги».

После этих слов он передал Эрнсту оружие, последний номер «Фёлькишер Беобахтер» и 10 минут на размышление. Затем люди вышли из камеры. Через 15 минут они вошли. Тут же раздался выстрел. Но Рём был еще жив. Тогда один из посланников выстрелом добил главу штурмовиков.

Операция «Колибри» (так официально назвали процесс ликвидации СА) прошла успешно. Погибло 77 людей из высших военных кругов Германии. Всего же в ходе «Ночи длинных ножей» было убито 1076 человек. Такой масштабной чистки элиты страна еще не знала. А у Гитлера больше не осталось ни одного более или менее сильного соперника за всеобъемлющую власть.