Честер Паннелл рассказывает о райтере Sharp и культуре граффити и бомбинга в нью-йоркском метро, что на те времена было еще более спорной и конфликтной темой, чем сейчас. Одна из форм искусства или вандализм? Главные вопросы мало изменились с 1984-го года.

Sharp или Аарон Гудстон – американский художник и райтер, ставший культовым персонажем нью-йоркской уличной культуры. На видео он, подобно многим коллегам по цеху, скрывает свое лицо.

Свою любовь к надписям Sharp частично объясняет еврейским образованием, ведь именно в этой традиции каждая буква – это целый образ, наполненный священным смыслом. С детства развитое образное мышление и любовь к абстракции мотивировали будущего художника заняться граффити, несмотря на то, что его бурная деятельность расстраивала ближайшее окружение.

Граффити, по мнению Sharp – это не просто бессмысленные теги, но полноценные сообщения, позволяющие передать свои мысли, чувства, актуальные проблемы и эмоции. Чтобы абстрагироваться от языка в его классическом понимании и сполна раскрыть образную символику, он экспериментировал с различными алфавитами, переплетая греческие и египетские символы, иврит и латынь. Его стиль со временем даже получил особое название: абстрактный техно-символизм.