Апартеид в ЮАР

Национальная партия, пришедшая к власти в ЮАР, быстро начала наводить свои порядки. Первым и наиболее крупным делом стало насаждение апартеида в стране. Власть поделила людей на белых, черных и цветных. При этом права были только у первых, остальным же было уготовано жалкое существование.

Содержание

Политика апартеида

Национальная партия сумела победить на выборах в ЮАР в 1948 году. Это означало одно — в жизни страны грянули колоссальные изменения. А именно – апартеид (официальная политика расовой сегрегации). Первым делом правительство запретило сексуальные отношения между представителями разных рас. Следующий шаг – запрет смешанных браков. Если же люди были замечены в нарушении этого постановления (неважно, брак был официальным или гражданский), то им грозило уголовное наказание.

В 1950 году Национальная партия определила, что чернокожим, индусам и прочим цветным людям не место в белом обществе от слова «совсем». Но на подобный шаг правительство все же не решилось. Зато приняло постановление о создании специальных «хоумлендов» (они же – бантустаны), то есть, специальных резерваций для темнокожих людей, которые находились во власти такой же темнокожей, но элитной прослойки общества. Коренные африканцы, которых загнали в «хоумленды», уже не могли попасть на территорию белокожих (она занимала гораздо большую часть ЮАР) без специального разрешения. А те, кому «бумажки» выдавались, допускались туда только лишь для выполнения самой грязной, тяжелой и неблагодарной работы. Если же темнокожий оказывался в запрещенном месте без разрешения, то его арестовывали, а затем судили.

Понятно, что законодательство Южно-Африканской республики было полностью на стороне белого населения. Темнокожих людей угнетали буквально во всем. Например, в автобусах сидячие места предназначались только для белых, больницы с качественными медицинскими услугами – для них же, тоже самое касалось учебных заведений, парков, пляжей, театров, ресторанов и так далее.

Темнокожее население мирилось с положением дел вплоть до 1960 года. Но потом терпение лопнуло. Первые протесты прошли в городе Шарпевиль. На демонстрацию собралось примерно 7 сотен темнокожих. Они протестовали против закона, запрещавшего им без специального разрешения приезжать в города. Естественно, с людьми церемониться не стали. В результате столкновения, которое длилось 40 секунд, стражи порядка убили 69 протестующих. Число раненых составило 180 человек.

Международная реакция

Это событие не могло остаться незамеченным. Совет Безопасности ООН раскритиковал действия правительства и призвал отказаться от политики апартеида. Такого же мнения придерживались лидеры европейских стран и СССР. Но все они лишь призвали, а не запрещали. Поэтому в одночасье ситуация не изменилась. Наиболее активным в плане поддержки темнокожего населения в ЮАР стал именно Советский Союз. Большевики оказывали всяческую поддержку и Африканскому национальному конгрессу, боровшемуся с политикой апартеида, и лично Нельсону Манделе – главному лицу чернокожего протеста.

Интересно вот что: в начале 50-х годов Совет Безопасности принял резолюцию, призывающую отказаться от поставок оружия, военной техники и боеприпасов в ЮАР. Страны Европы – Франция, Германия, Англия и другие – которые активно критиковали власти Южно-Африканской республики за апартеид, тем не менее, экономические связи со страной рвать не стали. Пришло время двойных стандартов. И даже когда в 1977 году поставки оружия в ЮАР были официально запрещены, многие страны нашли пути обхода. Они поставляли свой товар через посредников (например, Нигерию), а взамен получали сырье и драгоценные металл. Так вели себя не только страны Европы, но Советский Союз. Большевики не хотели потерять поставщика дешевых драгоценностей.

К официальному запрету на поставки оружия государства подтолкнуло событие 1976 года, а именно – восстание в Соуэто. Порядка 20 тысяч чернокожих вышли на улицы, протестуя против введения языка африкаанс в качестве обязательного языка обучения в местных образовательных учреждениях. Полиция и на сей раз жестко пресекла акцию протеста, открыв огонь. В общей сложности, стражи порядка убили 176 человек, около тысячи получили ранения различной степени тяжести.

Когда о кровопролитии стало известно, одним из первых отреагировал СССР. ТАСС сообщило:

«Советский Союз решительно и последовательно осуждает преступную политику апартеида, выступает за применение эффективных мер, направленных на изоляцию и бойкот южноафриканского режима, выполнение решений ООН, Организации африканского единства и других международных организаций, требующих ликвидации апартеида и любой расовой дискриминации, предоставления права африканскому большинству жить в условиях мира и свободы».

После апартеида

Но несмотря на осуждения со стороны СССР и Европы, Национальная партия продолжала гнуть свою линию вплоть до 1994 года, когда 9 мая обновленная Национальная ассамблея выбрала Нельсона Манделу президентом ЮАР.
Мандела пришел к власти, конечно, не случайно и не благодаря какому-нибудь чуду. Джордж Буш-старший, став президентом США, объявил «новую демократическую риторику». Это привело к тому, что фактически Америка перестала поддерживать белую элиту ЮАР, и она, оказавшись без мощного союзника, запаниковала. Экономические санкции, которые были наложены на страну порядка 20 лет назад, внезапно обрели силу и нанесли удар.
Президент ЮАР Фредерик де Клерк отчаянно пытался спасти положение. Он даже осмелился на радикальные шаги – снял запрет на деятельность организаций, которые защищали права темнокожих. Более того, в 1990 году он освободил и Нельсона Манделу.

Страна чуть было не рухнула в хаос из-за того, что среди чернокожих не было единства. Конституция, которую предложил Мандела, не понравилась защитникам прав этнического населения зулу. Это движение под названием «Инката» посчитало, что Мандела и его окружение – новые диктаторы. Ситуация обострилась, народ приготовился к войне. Масла в огонь добавили представители Панафриканского конгресса. Они решили отомстить белым за годы апартеида самым жестоким способом – истребить их всех. У чернокожих появился соответствующий лозунг – «Один фермер – одна пуля!» Естественно, белые без боя сдаваться не собирались. Люди начали активно обзаводиться огнестрельным оружием. Известно, что в 1991-1992 годах ежедневно выдавалось по 500 лицензий на ношение оружия.

В 1993 году в Кейптауне несколько чернокожих ворвались в церковь и устроили стрельбу по прихожанам. Тогда погибло 12 белых человек, еще 72 получили ранения различной степени тяжести. И де Клерк сдался. Он объявил о проведении демократических выборов. В них и победил Нельсон Мандела.

Новая власть

Формально эпоха апартеида подошла к концу. Но новая власть дала свободу различным организациям, жаждущим крови белого населения. Начался отстрел бывших хозяев жизни. Полиция на многочисленные преступления смотрела сквозь пальцы. По сути, история в ЮАР повторилась, только теперь на вершине оказались чернокожие. И белые начали массово покидать страну. Поначалу победители радовались этому факту – из ЮАР за короткий срок эмигрировало более 800 тысяч белокожих.

Правда, потом выяснилось, что страну покинули не только жестокие узурпаторы, но и квалифицированные работники. ЮАР лишилась врачей, инженеров, фермеров и так далее. Чернокожие, которые занимали высокие руководящие посты, проваливались, поскольку ничего не умели. Наступил «кризис умов». Но отказаться от направления политики власть не хочет и сегодня. Доходит порой до абсурда – чернокожие пользуются различными льготами и благами, а оставшиеся белые ущемлены со всех сторон. Нередки случаи, когда их не берут на работу даже в том случае, если на место больше нет ни одного претендента. Дискриминацией власть мстит за годы унижений. Ничего не поменялось в стране и по сей день. Поэтому говорить о том, что ситуация в ЮАР нормализовалась пока рано.