Не скроем, что поводом для написания статьи стал просмотр картины режиссера Дмитрия Месхиева «Батальонъ». Причем сам фильм показался не таким интересным, как его настоящие прообразы. Идя на «Батальонъ», ожидаешь, как скупые мужские слезы будут наворачивать на глазах. Но на деле истинная драма тех дней, экранизированная в наши дни, была более жестокой и пробирающей до мурашек нежели картина Месхиева. Пока что не научились у нас выдерживать драматические сюжеты по всем канонам. Сколько бы не ругались на картины забугорного производства, но там кино снимать умеют. Да так, что и прослезиться не грех. Но уже благо, что такие темы стали подниматься. Герои Первой мировой, про которых незаслуженно забыли и подвергли забвению ввиду их несогласия с политикой советских и коммунистических идеологов, теперь обретают признание.

Женский-батальон-смерти-2

Мария Бочкарева

Именно с этим именем связано формирование первого женского батальона смерти, о котором, собственно, и ведется повествование в фильме Месхиева. Ее судьба весьма показательна, как пример традиционного русского характера, когда из грязи через все преграды человек доходил до признания и славы среди достойных людей, а потом платил за это с лихвой. Крестьянка, ставшая командиром целого батальона, получившая множество наград, признанная многими офицерами как ровня. Что же должно было произойти в жизни этой женщины, чтобы она превратилась из представительницы слабого пола в солдата.

Родившись в бедной крестьянской семье, Мария Бочкарева в скором времени уехала вместе с родителям в Сибирь, где им была обещана земля и государственные субсидии. Но как это часто бывает, поманили хлебом с маслом, а на деле оказался шиш. Бедность преодолеть не получалось, управлялись как могли. Поэтому родителям пришлось выдать Марию еще в 15-летнем возрасте замуж. Но долго этот брак не просуществовал. Ее суженый, не смотря на свои 23 года, был изрядным алкоголиком, и в пылу наступавшего осатанения принимался бить жену. Маша не выдержала такого поведения и сбежала от незадачливого муженька. Сбежала к местному мяснику Якову Буку. Но и тот оказался еще тем подарочком судьбы. Сначала его арестовали в 1912 за разбойничество, а чуть позже Яков получил еще больший срок за участие в банде хунхузов. Его нынешняя жена следовала за ним в каждое из мест заключения, но ровно до тех пор, пока он тоже не запил и не начал повторять ошибки предыдущего избранника.

Как раз в это время разразилась Первая мировая война, и Мария Бочкарева(фамилия досталась кстати от первого мужа) решила записаться добровольцем на фронт. Поначалу ее не хотели принимать вообще, а затем согласились поставить молодую девушку на службу в санитарные войска. Какое-то время, помогая раненым, она не оставляла надежды на перевод на фронт. Что и состоялось спустя считанные недели. На фронте же Бочкарева стала феноменом. Испытывая очередные порции жестоких издевок от солдат, она при этом яростно и самоотверженно сражалась в бою. Поэтому в скором времени издевательства кончились, и к ней стали относиться как к равной. Итогом службы в рядах Русской армии на фронтах Первой мировой стали звание унтер-офицера, Георгиевский крест, 3 медали отличия и 2 ранения.

Но на подступах были смутные времена.

Женский-батальон-смерти-4

Создание женского батальона смерти

Временное правительство не могло удержать фронт. Деятельность советских агитаторов подрывала тыловую поддержку, а в рядах самих солдат зрел бунт и мятеж. Люди, уставшие от войны, готовы были бросить оружие и уйти по домам. В такой обстановке старший офицерский состав требовал принять жесткие меры по введению дисциплинарных наказаний, вплоть до расстрела дезертиров. Но председателем временного правительства был памятный нам по судьбе генерала Крымове А.Ф. Керенский, своим мнением он обладал и на этот счет. По его требованию вместо введения жесткого пресечения неповиновения, принимается решение о формировании женского батальона в рядах Русской армии, чтобы повысить боевой дух солдат и пристыдить тех, кто сложил оружие, не закончив войны.

Лучшим командиров для такого подразделения могла стать только Мария Бочкарева. По настоятельной просьбе офицерского состава Керенский лично поручает Марии возглавить отряд и начать его укомплектование немедленно. То были отчаянные времена, у многих болела душа за Отечество, даже у женщин. Поэтому доброволиц хватало. Много было женщин служивших, но шли и гражданские. Особенный наплыв шел со стороны вдов и жен-солдат. Шли и благородные девицы. Всего первый набор в батальон насчитывал около 2 000 женщин и девушек, решивших помочь своей стране таким неординарным для них образом.

Керенский слушал с явным нетерпением. Было очевидно, что он уже принял решение по этому делу. Сомневался лишь в одном: смогу ли я сохранить в этом батальоне высокий моральный дух и нравственность. Керенский сказал, что разрешит мне начать формирование немедленно <…> Когда Керенский провожал меня до дверей, взгляд его остановился на генерале Половцеве. Он попросил его оказать мне любую необходимую помощь. Я чуть не задохнулась от счастья.
М.Л. Бочкарева.

Жизнь Марии Бочкаревой не была сахаром, поэтому она давно перестала считать себя просто женщиной. Она солдат, офицер, так что и от подчиненных требовала такого же подхода. В ее батальоне не должно было быть женщин, ей нужны были солдаты. Из 2000 человек обучение прошли 300, на фронт оправились только 200. Остальные не выдержали нагрузок и казарменного положения. Перед отправкой на фронт 21 июня 1917 года новому подразделению войск было вручено белое знамя, на котором была надпись, гласившая «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкарёвой». Женщины отправились на фронт.

На фронте батальон Бочкаревой наслушался от солдатни много «приятностей». Особенно разглагольствовали пропитанные новой революционной идеологией господа с красными бантиками в петлицах. Приезд женщин-солдат они считали провокацией, что собственно было недалеко от правды. Ведь воющие и умирающие с оружием в руках женщины — это позор здоровым и сложившим оружие мужчинам, отсиживавшихся в тылу и попивавших немецкое пойло.

Прибыв на Западный фронт, батальон женщин-солдат уже 9 июля вступил в свой первый бой. Позиции в этой части фронта постоянно переходили из одних рук в другие. Отбив атаку немецких войск подразделение Бочкаревой заняло позиции противника и долгое время их удерживала. Тяжелейшие бои сопровождались такими же тяжелейшими потерями. К моменту непосредственных боевых действий в расположении командира батальона было 170 штыков. К окончанию серии затяжных сражений в строю осталось всего 70. Остальные числились убитыми и тяжело ранеными. Сама Мария получила очередное ранение.

Отряд Бочкарёвой вёл себя в бою геройски, всё время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросился как один в контратаку; подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из этих женщин-героев достойна звания воина русской революционной армии.

В. И. Закржевский

Насмотревшись крови женщин-солдат командующий Русской армией генерал Лавр Корнилов запретил формирование женских отрядов, а нынешние отряды отправил в тыл и на санитарное обеспечение. Это действительно был последний бой батальона смерти Марии Бочкаревой.

Женский-батальон-смерти-3

Наследие женщины-воина

Со временем не смотря на приказ Корнилова в армии будут создаваться другие батальоны, численный и качественный состав которых будут составлять только женщины. В период гражданской войны Бочкарева из-за преследования нового правительства покинет страну в поисках помощи для Белого движения. Вернувшись в страну и занявшись формированием новых отрядов для борьбы с большевиками, она будет арестована и кинута в тюрьму. По документальному свидетельству в 1920 году Мария Бочкарева за пособничество Белому движению и преданности идеям генерала Корнилова была расстреляна. Но по другим сведениям она была вызволена из тюрьмы, вышла замуж третий раз и под чужой фамилией жила на Китайско-Восточной железной дороге.

В период поездки заграницу она повидалась в президентом США Вудро Вильсоном, королем Англии Георгом V, а незадолго до ареста была на приеме у адмирала Колчака. Если верить документальным сводкам, она прожила всего 31 год, но за это время видела столько, сколько люди не увидели бы за 2 или даже 3 жизни. Ее имя забыто за пособничество Белому движению, но плюсы нынешнего времени заключаются в том, что личности подобные ей получают реабилитацию. Не только официальную на уровне правительства, но и народную. Наш журнал посвящен мужчинам, но эта женщина была достойнее многих из нас, поэтому рассказать о ней и помнить ее — наша обязанность.

Женский-батальон-смерти-5