Для народных масс нужен вполне веский повод, чтобы от мирных демонстраций перейти к более серьезным действиям. И ничто так не поджигает огонь людской ненависти, как социальная напряженность в стране. 1969 год стал знаковым для властей США, потому что уровень социальной напряженности был весьма велик: люди тыркались в поисках реализации своих прав на свободу слова, а подогревалось это все полномасштабной военной операцией во Вьетнаме, провозглашенной в народе «бессмысленной войной».

Почему-синоптики-в-1969-году-громили-Чикаго-6

Бесноватые «синоптики»

Считается, что именно с группы «синоптиков» начались одни из самых крупнейших беспорядков в Чикаго за всю его историю. События тех дней 1969 года получили название «День гнева». Только не стоит воспринимать «синоптиков» буквально, нет, это не метеорологи. Это политическое движение, которое для своего самоназвания воспользовалась песней Боба Дилана «Subterranean Homesick Blues», где есть строчка — «Вам не нужен синоптик, чтобы узнать, куда дует ветер». Протестная группа «метеорологов» устроила демонстрацию в честь своих друзей и коллег, которые были арестованы годом ранее на Национальном съезде Демократической партии. Тогда в 1968 году против 7 митингующих было выдвинуто обвинение в организации беспорядков и активном сопротивлении  полиции. История грозила повториться вновь, только уже с большим размахом, потому что вдоволь насытившись мирными митингами и собраниями 60-х бунтари-«метеорологи» поверили в поддержку местного населения, решив превратить Чикаго в место кровопролитной бойни. Главным лозунгом Чикагского погрома была фраза, которую выдвинул их лидер и идейный вдохновитель Джон Джейкобс — «Принесем войну в дом». Тем самым протестующие старались оказать поддержку населению Вьетнама, которое сражалось против американского вмешательства во внутренние дела страны.

Почему-синоптики-в-1969-году-громили-Чикаго-1

Организация радикального протеста началась задолго до назначенного дня. К 6 октября со всей страны съезжались сторонники «синоптиков», желавшие набедокурить от души. Началом «Дня гнева» стал взрыв мемориального памятника, посвященного офицерам, погибшим при разгоне известного бунта работяг на площади Хеймаркет в 1889 году. 8 октября около 800 протестующих собралось в Линкольн-парке в Чикаго, где им навстречу выдвинулось 2 000 экипированных полицейских. После первого стыка осталось не более 250 «снноптиков», но это было то самое боевое ядро, способное заставить занервничать то огромное количество правоохранителей, что присутствовало в тот запоминающийся день. С вершины пьедестала, где недавно стоял памятник погибшим в 1889 году полицейским, вещал Джон Джейкобс. Он координировал действия своих бойцов, давал указания и напутствовал единомышленников мотивирующими речами.

«Возможно, сегодня мы потеряем много людей… И, судя по всему, мы не одержим сегодня победу… Но тот факт, что мы вышли биться с полицией, уже является нашей политической победой».

Джон Джейкобс, лидер «синоптиков».

В 22:25 Джейкобс подал тайный сигнал, согласно которому протестующие «синоптики» должны вывалить весь свой гнев уже не просто на полицию, а на близлежащие улицы, повергнув Чикаго в хаос. Но не долго полиция оказывалась в недоумении и растерянности. В первые же минуты неожиданного поворота событий состоялся арест непосредственного руководителя протестующих — Джона Джейкобса. Оставалось дело за малым, разбить на малые группы «синоптиков» и подавить их бунт. Именно подавить, потому что полиция не церемонилась. Жесткий метод пресечения беспорядков привел к серьезным последствиям — 6 застреленных демонстрантов, 28 раненых полицейских, 68 арестованных. В течение 30 минут все прекратилось. Это был не «День гнева», это были «Полчаса гнева». В последующие дни все попытки контратак со стороны митингующих разбивались в пух и прах, а затем, с приходом в город армейских подразделений, бунт пошел на убыль. К 11 октября все закончилось.

Почему-синоптики-в-1969-году-громили-Чикаго-3

Отношение к деятельности «синоптиков» и события после

Происшествие не оставило равнодушным никого из сограждан. Естественно, кто-то из антимилатаристов поддерживал ребят, большую симпатию поступку «синоптиков» выразили приверженцы левых взглядов, но вот большая часть населения осуждало молодых людей. Особенно недовольны были чикагцы, не ожидавшие, что их город может превратиться в поле боя, а улицы покроются баррикадами, черным шинным дымом и едким запахом слезоточивого газа. Городу был нанесен серьезнейший урон по меркам того времени — почти 200 000 $. Погромы удались.

Выбор у руководителей «синоптиков» был не велик: заканчивать свою деятельность или уходить в подполье. Джон Джейкобс, вышедший в скором времени на свободу, выбрал для движения «синоптиков» подпольную деятельность террористической организации, целью которой являлось свержение действующего фашистского (по их мнению) режима. Серия терактов прокатилась по стране, ФБР во всю прыть ринулась на поиски не на шутку разбушевавшихся «синоптиков», но так и не смогла добраться до руководителей, изредка получая в руки мелкую «рыбешку». Но в 1996 году организация понесла серьезную утрату. Ее бессменный лидер, Джон Джейкобс, скончался, не оставив после себя, как говорится, наследника. С тех пор «синоптики» заметно сбавили свою активность, дойдя до состояния распада.

Кровь, пролитая на асфальт чикагских дорог смыл дождь, но память о событии никуда не денется. Молодые люди, уставшие мирно протестовать, решили выплеснуть свою ярость на полицию, на сам город. Принесло ли это какие-то плоды? Нет. Изменило ли это чужие судьбы? Да. Вчерашние воспитанные и благонадежные  мальчики в одночасье превратились в детей революции, связав свои судьбы с террористической организацией, о которой в демократических Соединенных Штатах Америки не принято говорить.

Почему-синоптики-в-1969-году-громили-Чикаго-5